Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Александров А.П и Морской дальневосточный заповедник


К вопросу про Владивосток.


СОЗДАНИЕ ЗАПОВЕДНИКА С ПОМОЩЬЮ ЧЁРНОГО КОСТЮМЧИКА.


http://kiowa-mike.livejournal.com/323446.html

Интервью с первым директором Дальневосточного морского заповедника из
журнала "Зов тайги"

24 марта Дальневосточный государственный Морской биосферный заповедник
отмечал своё тридцатилетие. Естественно, ЗТ обратился к его директору
Андрею Малютину на предмет юбилейного интервью в номер.

- Это ни к чему, - сказал Андрей Николаевич, - вы лучше попросите
создателя и первого директора Юрия Дмитриевича Чугунова рассказать о
том, как заповедник рождался в муках. Его рассказ будет вашему
читателю куда интереснее. Тем более, у него самого – тоже юбилей.
Восемьдесят…

Не по вашей просьбе, а в честь академика Александрова!

Юрий Дмитриевич, сознавайтесь. Отвоевать у военных моряков и прочих
ведомств акваторию под заповедник в те времена было просто невозможно.
Значит, когда вы взялись за эту, обреченную на провал идею, у вас был
личный секретный план?

Когда мы с академиком Жирмундским попробовали своими силами получить
разрешение у военных, командующий Тихоокеанским военно-морским флотом
вынес ужасное заключение: «Создание заповедника снизит боевую
подготовку Краснознамённого Тихоокеанского Флота. Точка. Подпись
командующего»

Кто мог бороться с такой бумагой? С ней мог бороться только
Главнокомандующий ВМФ Горшков. А кто мог бороться с Горшковым? С
Горшковым мог бороться только один человек – академик Александров. В
то время Анатолий Петрович Александров был директором Ядерного
института имени Курчатова, а позже он был избран Президентом Академии
наук. Он – трижды герой соцтруда, главный советник Министерства
обороны СССР по науке. Но главное заключалось в том, что я с ним был
знаком ещё до того, как он стал Президентом. Просто я вместе с его
детьми учился в МГУ.

Я поехал. Попасть к Александрову было очень трудно, потому что он
болел, только что ему операцию, бедному, сделали. И он лежал дома,
никого не принимал. А я, значит, нажимал на «точки». Мне очень помогла
его дочь Мария. Нужно было получить вход к больному. И вот, значит, я
- к Маше. Её мама, жена Анатолия Петровича, охраняла покой больного,
никого к нему не пускала. Когда Маша всё же договорилась о встрече,
мне поставили условие – тебе даётся пять минут.

Маша говорит:

- Когда я вхожу и говорю: «Мужчины, чай подан,» - это значит тебе
нужно убираться моментально.

Я говорю:

- Всё понял.

Пришёл к Анатолию Петровичу, ну, и, щадя его, телеграфно изложил
мысль. И страшно… не знал, что он ответит. Жду – сейчас чай подадут –
и все.

И он вдруг сказал:

- Молодец, что ко мне пришёл. Если бы ко мне не пришёл, то ты бы
по жопу ноги сносил, но ничего бы не получил, - вот что сказал
Анатолий Петрович. За пять минут.

А потом началось. Через неделю мне сообщают:

- Чугунову прибыть в институт имени Курчатова. Там ему учёный
секретарь даст важные документы.

Я - туда, на проходную. Прибегает его секретарша, ну такая
солидная пожилая дама, и несёт мне пропуск к Главкому. Но не к самому
Горшкову, а к заместителю, Первому заместителю - Сидорову.

Передо мной встала задача: как одеться? Мне же идти туда к
главкому, первому заместителю с визитом!

Ну, я не долго думая, решил: всё должно быть чёрным. Чёрные
ботинки, черные брюки, черные носки, черный пиджак, рубашка белая,
галстук чёрный, морда стриженая, тупая, смотрит прямо. Всю одежду мне
сменили, и даже портфель чёрный дали.

И вот я, значит, в такой форме представляю свой пропуск . Сразу
же выходят два капитана первого ранга в чёрной форме. И, знаете, что
они делают? Берут меня и ведут по лестнице под ручки. Так они подняли
меня туда на один этаж, потом подняли на второй этаж, потом подошли,
кто-то раскрыл двери двойные, и мы все трое в эти двойные двери вошли.
Потом открыли вторые двойные двери, и во вторые двери мы все вошли. Я
одет соответственно, жру начальство глазами. Смотрю, а начальство,
Сидоров, больше меня ещё дядя, с мощными лапами, такими же как у меня…

Но знаете, ужас-то весь в чём? Он… весь одет в жёлтое. Жёлтый костюм,
весь в золоте. Вот где надо и не надо, всё пришито золотое. А я - в
чёрном. Тут-то промашка у меня вышла. Ну, в общем, чувствую, проиграл
я на этой встрече.

Он стоит за столом, протягивает мне руку. Ну, тут руку-то я
жиманул так, как надо, я ж еще с Монголии чемпион по пальцам.

И он тогда сказал, что Военно-морской флот и командующий Горшков
приняли решение создать Морской заповедник.

- Но запомните, не по вашей просьбе, а в честь академика Анатолия
Петровича Александрова, Вам понятно?

Я ору:

- Так точно!

Ну вот. И дальше:

- Теперь я Вам советую пойти поговорить с начальником штаба
Военно-морского флота.

Я говорю:

- Что Вы, адмирал, я к вам- то целый год шёл, а к начальнику
штаба как же я дойду?

- Дойдёте.

Нажал кнопку, появляются два капитана первого ранга, хватают
меня за руки, и на руках выносят меня этажом вниз, под него. Приводят
в кабинет. Там стол. За столом сидят два адмирала, но все в чёрном.
Они все в серебре и седые. И седые волосы у них сочетаются с этим
серебром. Сидим за маленьким столиком два адмирала и я. Ну вот. И я
достаю свой план, нарисованный от руки, тогда ведь нельзя было иметь
карту по- граничной территории. А смотрю, перед вторым адмиралом –
полный адмирал – три звезды – лежит карта Персидского залива. То есть
они до меня говорили о том, куда положить подводные лодки в Персидском
заливе. Я беру свой проект и накрываю этот Персидский залив.

И начинается разговор. Сергеев поворачивается ко мне и говорит:

- Военно-морской флот создаёт заповедник, но только обратите
внимание, не в вашу честь, а в честь Академика Александрова. Вам
понятно?

Я говорю:

- Так точно.

- Вы поезжайте к себе во Владивосток, и Вас там наши люди найдут.

И так я уехал.

А тут уже что было – ужас просто был. Меня моментально нашли. Мы
с Жирмундским пошли к заместителю Командующего, тот нам жал руку, мне
он даже говорил:

- Вы знаете, мы с Анатолием Петровичем знакомы, он меня провожал,
когда я на подводной лодке шёл подо льдами из Мурманска во
Владивосток. Я же Звезду получил за этот поход. Всё дело сделаем, к
вам прикрепляется штурман Бородин.

Два слова о Бородине. Флаг-штурман Тихоокеанского флота Бородин
был замечательный человек, и есть ещё. Он – яхтсмен. И он на своей
крейсерской яхте по морям дальнего Востока ходил. Он – любитель
подводной охоты, он все бухты знает. И вот он создавал границы
заповедника. Это он создавал, никакие не учёные. Ну и потом Эрик
Сергеевич мне сказал:

- Будете ко мне приходить две недели подряд.

И я ходил две недели в штаб флота, и он по картам выбирал каждую милю.

Вот так, с помощью черного костюмчика и был создан Морской заповедник.

Ссылки:
1. АЛЕКСАНДРОВ АНАТОЛИЙ ПЕТРОВИЧ: РАБОТА В АКАДЕМИИ НАУК

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»