Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Закревская-Будберг Мария Игнатьевна (?-1974)

Баронесса, с которой жил Горький

Из Горького

Баронессу Бенкендорф-Будберг сам Горький прозвал "железной женщиной", и не без оснований. Она была младше его на 23 года, родилась за год до того, как он впервые напечатался, а пережила его на 38 лет, скончавшись в Англии в 1974 году. Жизнь ее вместила очень многое - Мария Закревская незадолго до Первой мировой войны приезжала в Лондон к брату Платону Закревскому , служившему там в русской миссии, и перезнакомилась с множеством британских литераторов, дипломатов и светских персонажей.

Она встретилась с писателем Гербертом Уэллсом и русским аристократом Иваном Бенкендорфом - кстати, начальником ее брата; Бенкендорф в нее немедленно влюбился, она вышла за него замуж, а Уэллсу суждено было стать ее третьим мужем. Вот как он описывал ее внешность в 1920 году, когда посетил Россию и возобновил давнее знакомство:

"В моем убеждении, что Мура неимоверно обаятельна, нет и намека на самообман. Однако трудно определить, какие свойства составляют ее особенность. Она, безусловно, неопрятна, лоб ее изборожден тревожными морщинами, нос сломан. Она очень быстро ест, заглатывая огромные куски, пьет много водки, и у нее грубоватый, глухой голос, вероятно оттого, что она заядлая курильщица. Обычно в руках у нее видавшая виды сумка, которая редко застегнута как положено. Однако всякий раз, как я видел ее рядом с другими женщинами, она определенно оказывалась и привлекательнее, и интереснее остальных. Мне думается, людей прежде всего очаровывает вальяжность, изящная посадка головы и спокойная уверенность осанки. Ее волосы особенно красивы над высоким лбом и широкой нерукотворной волной спускаются на затылок. Карие глаза смотрят твердо и спокойно, татарские скулы придают лицу выражение дружественной безмятежности, и сама небрежность ее платья подчеркивает силу, дородность и статность фигуры. Любое декольте обнаруживает свежую и чистую кожу. В каких бы обстоятельствах Мура ни оказывалась, она никогда не теряла самообладания"?.

Насчет самообладания все верно: она была иронична, невероятно жизнеустойчива и восстанавливала силы весьма быстро, иногда с помощью той же водки. Эта женщина с двумя немецкими фамилиями (в первом браке Бенкендорф, во втором Будберг) была классической, идеальной русской, хоть Нина Берберова и замечает в своей книге о ней ("Железная женщина"), что мужское чувство ответственности и мужчинам-то здесь редко свойственно, а ей оно было присуще весьма.

В 1912 году она вышла замуж за Бенкендорфа, в 1913 году родила сына Павла , в 1915 - дочь Таню , обоих детей выкормила сама, живя все это время в эстляндских поместьях мужа. В семнадцатом, оставив под Ревелем мужа и детей, она поехала в Петроград - разузнать, каковы перспективы устроиться там: в двух шагах от Ревеля стояли немцы, а оказаться под немцами ей не хотелось.

Почти сразу после ее отъезда мужики подожгли усадьбу Бенкендорфов и убили ее мужа - дети чудом бежали с гувернанткой Мисси и укрылись у соседей. Петроградскую квартиру Бенкендорфов уплотнили, впоследствии туда въехал Комбед - комитет бедноты , - и Марии пришлось съехать.

Жила она в это время у старого повара своего отца, а за поддержкой и пропитанием ходила в английское посольство - там ее многие помнили, там были друзья, там началась ее любовная связь с Брюсом Локкартом , присланным в Россию в качестве британского агента, чтобы препятствовать сепаратному миру с Германией. Брестский мир , однако, был заключен - воспрепятствовать выходу России из войны не смогли ни Локкарт, ни сам Сомерсет Моэм .

Зато Локкарту повезло в другом: с Мурой, по его воспоминаниям, в его жизнь вошло что-то огромное, большее, чем он мог понять и объяснить. Когда его выслали из России - из Москвы, в которую он переехал вместе с консульством, - Мура (так он прозвал Марию) продолжала получать от него почти ежедневные письма. И, как полагают некоторые, - инструкции.

О том, кто, как и когда завербовал Марию Закревскую-Бенкендорф, пишут много, и правду узнают вряд ли. По одной версии, ее завербовал Локкарт, по другой - ЧК, когда их вместе с Локкартом арестовали в Москве в 1919 году, а по третьей - она была двойным агентом. Можно, впрочем, допустить, что она никаким агентом не была вовсе. Ей надо было выживать, она вернулась в Петроград и обратилась к Корнею Чуковскому , с которым была знакома еще по его визиту в Англию 1915 года - тогда он вместе с отцом писателя Владимира Набокова , известным кадетом , ездил агитировать англичан за всемерную поддержку России в Первой мировой войне.

К Чуковскому она и обратилась сейчас, и он, зная о ее разговорном английском (проникавшем даже и в русский - ее речь была полна англицизмов и отличалась прелестным акцентом), познакомил ее с Горьким и с прочими сотрудниками "Всемирки". Закревская-Бенкендорф тут же получила работу, но главное - Горький нашел в ней свой идеал.

Ссылки:
1. "Супружеские картели" в 1920-х не были редкостью
2. Сталину был нужен Горький для "легитимизации" своей деятельности
3. ИЗ ПИСЬМА А.М. ГОРЬКОГО И.В. СТАЛИНУ [Не ранее 7-10 марта 1936 г.]
4. Горький, Ходасевич и вопрос о возвращении в СССР
5. Горький, Ленин и "ПОМГОЛ"
6. О Горьковской сексуальности
7. Уэллс в России 1920, роман с Закревской
8. "Если ваша медицина не может победить смерть, это - плохая медицина"
9. Закревский Платон
10. Бенкендорф Татьяна 1915
11. Горький встретил главную любовь своей жизни - Закревскую-Будберг
12. Горький и Мария Закревская-Будберг
13. Смерть Максима и самого Горького
14. Бенкендорф Павел 1913
15. Ахматова, Война, эвакуация
16. Андроникова Саломея Ивановна

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»