Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Гагарин Ю.А.- земные якоря

Шестого августа 1961 года было передано правительственное сообщение о начале полета корабля "Восток-2" , пилотируемого Германом Титовым .

Наша семья следила за полетом с волнением, переживая за Германа, как за родного. Я близко познакомилась с Юриным соседом еще до полета, оценила мягкость, предупредительность, ум Германа. Мне, как жене и матери нравилось его отношение к Тамаре , детям. Всей душой желали мы ему успеха, поэтому вздохнули с радостным облегчением, когда по радио сообщили о его благополучном приземлении. Сопоставив кое-какие свои наблюдения, вспомнив, как часто вместе уезжали на занятия и в командировки Юра, Герман и другие летчики, я поняла, что немало еще будет космических рейсов. А значит, немало еще предстояло работы и у Юры. К тому же летом 1961 года его назначили командиром отряда космонавтов. В конце декабря 1963 года он стал заместителем начальника Центра подготовки космонавтов . На руководителях всегда лежит большая ответственность. Можно только предполагать, как она велика. Конечно, космические полеты - дело особенное. А когда приходили к Юре домой космонавты, из их бесед - хотя никогда в глаза они сына моего не хвалили - можно было понять, что его помощь и опыт служат им большой подмогой. Юра был наставником Андрияна Николаева и Павла Поповича , готовил их к полету, провожал на космодроме. Был техническим тренером Валентины Терешковой , участвовал в подготовке экипажей космических кораблей "Восход" и "Восход-2" - Владимира Комарова , Константина Феоктистова , Бориса Егорова , Павла Беляева , Алексея Леонова .

Может, кому-то мало посвященному казалось, что полеты отличались друг от друга только длительностью, увеличением размеров корабля и числом членов экипажей. Но Юра говорил, что каждый полет - это открытие неизвестного. А неизвестное всегда коварно, таит в себе разные неожиданности. Андриян Николаев первым должен был покинуть пилотское кресло. Никто не знал, что может произойти с космонавтом, когда в состоянии невесомости освободится он от привязных ремней, начнет свободно "плавать" по кабине. Сможет ли самостоятельно вернуться в кресло или будет совсем беспомощным? Тогда создастся аварийная ситуация. Но Андриян Николаев справился. Алексей Архипович - Леша Леонов - первым вышел в открытый космос . Думать об этом страшно, а уж делать - и вовсе!

Но космонавт выполнил намеченное, совершил настоящий подвиг. Было в этом полете и еще одно героическое свершение. Во время полета обнаружились неполадки, из-за которых нельзя было автоматически, с Зёмли, включить тормозную установку. Тревога бывает разная. У иных она вызывает панику, а других мобилизует на быстрые поиски выхода. Поручили Павлу Ивановичу Беляеву принять на себя управление. Приказ передал Юра. Павел Беляев взялся за ручное управление и посадил космический корабль. К этому финишу космонавты всегда возвращались, восторгаясь умением Павла Ивановича, его собранностью, бесстрашием, хладнокровием. Юра говорил, что Павел опередил время, разведал то, что еще не планировали осуществить. Говорил, что это была разведка боем. Евгений Хрунов припомнил, как решался вопрос об учебе летчиков, зачисленных в отряд космонавтов. Сергей Павлович Королев рассудил: армады космических кораблей - дело будущего, так что готовить нужно не командиров соединений, а досконально знающих корабль космонавтов-инженеров.

Так был решен вопрос о Военно-воздушной инженерной академии имени Н.Е. Жуковского .

Как шло учение? Мы знали, рассказывал Евгений Хрунов, что во всех других институтах и академиях студенты, слушатели весь семестр посещают лекции, семинары, а зачеты, экзамены сдают два раза в год. У нас было по-другому. Каждый день занятий начинался с опроса вчерашнего материала. Это были ежедневные (да притом строжайшие!) экзамены. А ведь надо было проходить технические тренировки, заниматься спортом, готовиться по программе предстоящего полета.

Как только Юрий и Герман выкраивали время на поездки и встречи - не представляю. Спать нам в иные дни приходилось по полтора-два часа. Решили созвать собрание. Мы надеялись, что наше предложение - сдавать экзамены, как и все слушатели, в сессию - будет принято после того, как командование познакомится с расписанием нашего времени. Предложение довели до Главного конструктора. Сергей Павлович Королев передал ответ незамедлительно: "Времени на дебаты не тратить! Заниматься!" Евгений рассказывал, посмеиваясь, но чувствовалось, что распорядок был нелегкий.

В Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского Юра вместе с товарищами поступил вскоре после космического полета. Учился Юра, как всегда, хорошо. Хотя иногда был не удовлетворен, когда наряду с пятерками проскакивали в зачетке четверки. Однажды Алексей Иванович предположил, что им - известным людям - профессора небось оказывают снисхождение.

- Как бы не так! - вроде бы с укором преподавателям, но на самом деле удовлетворенный их справедливостью, ответил сын и рассказал: Недавно говорили на партийном собрании о случае с ... - Юра назвал известное имя. - Шел экзамен, он задачу полностью не решил, получил тройку. А когда вышел из аудитории, сообразил, как нужно решать. Дождался профессора, тот проверил, говорит: "Правильно! Сам решил?" Наш товарищ: "Сам!" Профессор ему в ответ: "Вовремя надо было решать!" Отметку не исправил. А ты, отец, о снисхождении толкуешь. Тут мы еще и на собрании подсыпали неуспевающему! Ничего, научится побыстрее соображать. Диплом академии Юра защитил в феврале 1968 года.

Ссылки:
1. ГАГАРИН Ю.А.: ПОСЛЕ ПОЛЕТА

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»