Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Гагарин Ю.А. накануне взлета

- Не беспокойся, сынок! Что нужно будет - передам и внука приму. Я почему-то ожидала мальчика. А Юра, как и первый раз, - девочку. Отвезли Валю в роддом накануне женского дня. Все не могли уйти из приемной, ждали. 7 марта в семье Гагариных появилась еще одна девочка. Юра был переполнен радостью. И, как ни был занят, когда бывал дома, заботливо помогал жене. Только по ночам Валя не подпускала его к детям. Ты должен выспаться! Ему иногда хотелось посидеть подольше за вечерним чаем, поговорить с Борей, с которым у него с детства была крепкая дружба. В конце марта Юра уехал в очередную командировку. Ничего особенного я не заметила. Он только настойчиво, несколько раз повторил:

- Мама! Валю не оставляй! Мы остались с Валей . Она была как натянутая струна. Я отнесла это за счет ее состояния. Вдруг из Гжатска пришла телеграмма: Алексей Иванович тяжело заболел. Я не знала, как поступить. Валя стала уговаривать меня ехать к нему. Я все не могла решиться. Но Валя убеждала, что ей помогут все "наши", как выражалась она. В доме Юры тогда часто бывали его товарищи - Алексей Леонов , Павел Попович , Андриян Николаев , Валерий Быковский , Павел Беляев , Владимир Комаров .

С Германом Титовым они были соседями: жили в соседних подъездах, но балконы были рядом. Дружили и жены. Кроме Николаева и Быковского, все были женаты. Довод меня убедил. Я уехала в Гжатск, хотя на душе было неспокойно: не выполнила просьбу сына.

Алексей Иванович поправился. Чуть стало лучше, он уже за работу. Я собиралась к Юре, Вале, малышкам. Было это 11 апреля 1961 года. На другой день встала я по привычке рано. Надо было приготовить завтрак, отправить всех по делам: Алексея Ивановича в Клушино, Зою и ее мужа Диму - на работу, внучку Тамару и внука Юру - в школу. Солнце позолотило чистый небосвод, в воздухе пахло набухающими почками. Люблю я эту пору ранней весны! Все в природе ждет пробуждения - и ты живешь в ожидании. Осталось это чувство со времен нашей крестьянской жизни, когда шла подготовка к севу. Бывало, прикидываешь, когда же сеять, последний смотр устраиваешь.

Первым посадила завтракать Алексея Ивановича - ему раньше уходить. Сама с ним перекусила, чтоб уж потом не отвлекаться. Свой плотницкий ящик он еще с вечера приготовил, я поутру только в чистую тряпочку сложила обед: яйца вареные, хлеб, картошку.

- Ну, я пошел, Нюра! - попрощался Алеша, а я вышла его проводить до калитки. Утренний ледок хрустко поскрипывал под ногами, я поглядела ему вслед - Алеша шел легко. Путь ему предстоял долгий - двенадцать километров, но знакомый. Сколько уж хожено-перехожено по этой дороге! Разбудила, накормила, отправила и остальных. Дома оставалась только Зоя , ей в тот день нужно было выходить на работу во вторую смену. Занялись мы обычными хозяйственными делами. Я начала уборку. Вдруг слышу, как кто-то стучится в дверь, дробно так, нетерпеливо. Слышу - Мария , жена Валентина, кричит:

- Мама! Радио включено? Мама! Вы что молчите?! Радио, говорю, включайте! Наш Юра... Я к двери бросилась, отворяю, а сама ни жива ни мертва. Что?! Юра - что? Что с ним? А она стоит тоже растерянная, толком объяснить ничего не может: По радио сообщение. Первый полет человека в космическое пространство. Юра наш - командир космического корабля.

Часто меня спрашивают, говорил ли нам Юра о подготовке к космическому полету. Нет, не говорил. Знали ли мы? Нет, не знали. Догадывались? Так ведь даже представить тогда было невозможно, что в космос полетит человек. Не подозревали до самого дня, когда 12 апреля 1961 года передали правительственное сообщение.

Уехал Юра от нас, возвратился в часть, а месяца через два письмо: "Может, удастся побывать". Значит, опять вызвали в Москву. На этот раз приехал всего на несколько часов. Но нам, родителям, и такое свидание дорого. Юра рассказал, что снова проходил медицинскую комиссию, очень строгую, подробную, многодневную. Что ж они в тебе ищут? - спросил Алексей Иванович. Юра уехал в ожидании каких-то решений. К дню своего рождения 9 марта спешил он к своей семье, к жене, дочурке. Следом в полк пришел вызов. 11 марта Юра с Валей и Леночкой полетели в Москву.

Я с облегчением вздохнула: сбылись, думаю, мои предчувствия, сынок недалеко будет служить, всех детей собрать смогу. Теперь Юра жил в городке летчиков и парашютистов. Я приехала посмотреть, предложила внученьку взять к себе, пока очередь в ясли подойдет. Вот и снова малыш в доме. Юра с Валей приезжали каждую неделю. О работе его было нам известно только одно: занят он от зари до зари, упорно учится, занимается спортом, проходит какие-то испытания.

У военного летчика работа требует соблюдения тайны, так что мы не мучили сына вопросами. Сейчас припоминаю: среди множества тем обсуждалась и тема о полете в космос живых существ. Слетали и возвратились на Землю в космическом аппарате собаки. Однажды Зоя заметила:

- Так, пожалуй, и человек полетит.

- Полетит! - громко сказал Юра. Алексей Иванович вступил в разговор:

- Ты, что ль, собрался?

Нет! Не было в этом вопросе никакого желания разузнать о Юриных планах. В ответе сына ему послышалась, верно, нескромность, вот он и вмешался. Юра ему ответил:

- Поручат - и полечу.

- Тю-тю-тю, полетишь! - с укоризной передразнил Алексей Иванович.

- Там ученый потребуется, не тебе чета. Юра не обиделся, посмеялся. Алексей Иванович тоже был удовлетворен: воспитательную работу провел.

Летом Валя получила телеграмму, что тяжело заболел ее отец. Как ни велико было Валино горе, она нашла силы подумать и о муже. Мама! Я Юре ничего не говорю. У них в группе сейчас ответственные парашютные испытания. Не надо его волновать. Валя уехала в Оренбург . Ивану Степановичу становилось все хуже. Он умер в июне. Валя сообщила об этом мужу только тогда, когда он из командировки вернулся. Я еще раз убедилась в чуткости своей невестки, порадовалась за сына. Что за испытания, что за группа, догадаться было невозможно.

16 июня 1960 года Юру приняли в Коммунистическую партию . Конечно, об этом важном событии он поспешил сообщить. В письме написал, что рекомендацию в партию дали ему его командиры, с которыми он летал в Заполярье: Анатолий Павлович Росляков , Владимир Михайлович Решетов , Анатолий Федорович Ильяшенко . Наверное, этот факт имел значение. Алексей Иванович прикинул в уме, сказал: - Юрка-то на Севере чуть больше двух лет служил, а товарищи ему полностью доверяют. Значит, уважение завоевал. Юра в то время очень серьезно готовился к полету. Но мы об этом не знали. Из близких только одному человеку была доверена тайна. Вале. Их, жен будущих космонавтов, собрал для беседы генерал, рассказал о намеченных программах, просил помочь в подготовке: дома создать такие условия, которые бы не отвлекали мужей от серьезного задания. Я чувствовала, что Юра живет каким-то ожиданием. Но все было, как обычно. Юра приезжал, помогал по хозяйству: огород копал, окучивал картошку, пропалывал огурцы. Приехали как-то они с Валей и Леночкой. Я Юру даже не узнала. Одет он был в темно-серый костюм. Очень он Юре шел, только непривычно мне было видеть его не в военной форме. Он ответил, что тоже не привык в гражданском ходить.

Привезли они тогда много фотографий об отдыхе в Клязьме, где были в предыдущее воскресенье. Я о том воскресенье знала. Лида , Надя письма прислали, Ольга Тимофеевна тоже написала мне. Вроде бы ничего в письмах не было тревожного, но я забеспокоилась. Писали, что Юра прыгал в реку и поранил стеклом ногу. "Порез был не такой уж большой, Нюра, но Валя очень сердилась, даже ругала его долго. Может быть, они недружны?" спрашивала сестра. Я, конечно, разволновалась. Приехали мои молодые. Приглядываюсь к ним. Нет, не ругаются. Нет, не ссорятся. Но решила все- таки проверить.

- Что у тебя, Юра, с ногой? - спрашиваю. Он захохотал:

- Мама! С каких таких пор ты наши ссадины считать стала? Я не отступаюсь. Он понял, что я знаю, объяснил: У меня сейчас на работе тренировки ответственные идут. Здоровье должно быть стопроцентное. Тут Валя вмешалась:

- Мама! Это я виновата, не сдержалась, выговаривала, вот всех вокруг и переполошила. Я успокоилась.

- Хорошо, - говорю. - Царапина заживет. Из-за этого ссориться не стоит.

- Не стоит! - согласился Юра. - Тем более что я буду осмотрительным. Обещаю. Валя заулыбалась. У меня отлегло от сердца.

На ноябрьские праздники назначил наш младший сын свадьбу. После возвращения из армии он опять пошел на стройку, поднимал завод "Динамик". Захотел на нем работать, выучился на гальванщика. На новой работе познакомился с милой, красивой девушкой Азой . Юра и Валя приехали на свадьбу Бориса . Юра был весел, шутил. Обратился к молодым:

Молодоженам принято желать счастья. Таков народный обычай. Я же хочу еще призвать Азу и Бориса быть мудрыми, терпеливыми, добрыми... - Юра говорил как бывалый семьянин, напутствовал младшего. - Можно дать денег, подарить радиоприемник, но никто не может подарить вам счастья, кроме вас самих. Так дорожите взаимным доверием, любовью, будущим. Желаю вам полного счастья!

Сказал мне, что ждут они прибавления семейства. Юра этому очень радовался, к Вале был особенно внимателен. Командировки его становились все более частыми, все более длительными. В это время завод "Динамик" направил Борю на курсы в Москву. Мы советовали ему остановиться у Юры. Решили: все-таки в доме будут лишние руки, да и Юра не так будет волноваться, уезжая в командировки, если будет знать, что жена не одна. Боря наш совет послушал. Вскоре от Юры пришло письмо:

"Здравствуйте, папа, мама, Дмитрий, Зоя, Томочка и Юрочка! Большой привет Валентину с семьей. Получили ваше письмо, за которое большое спасибо. И вот пишу вам. Времени у меня очень мало, и поэтому буду очень краток. Все мы живы и здоровы. Здоровье у всех хорошее. Лена в яслях уже привыкла и ходит туда с удовольствием. Я по-прежнему с утра до вечера на работе. Валя себя чувствует хорошо. Ей уж осталось совсем немного. Тяжеловато ходить и делать все, но ничего, терпит. Недельки через полторы должна разрешиться. На днях приехал Борис. Он решил жить у нас. Ездить ему далековато, а в остальном все будет нормально. Мама, ты выезжай к нам, как только получишь письмо. Послезавтра получка, я сразу же вышлю деньги, но ты их не жди. На дорогу возьми, а остальное все решим здесь. Можно было бы и обождать, но я боюсь, как бы раньше чего не случилось. Ведь это может произойти раньше. Так что выезжай, пожалуйста, побыстрее. Ну вот, вроде и все. До свидания. С горячим приветом, Юра, Валя, Леночка и Борис. 13.2.61".

В письме было такое беспокойство о Валином здоровье, о том, кто поддержит ее, когда роды начнутся, что я сразу же поехала. Никаких, конечно, денежных переводов ждать не стала. Письмо это привожу, потому что, мне кажется, в его простых строчках чувствуется, как заботливо относился сын к семье, как напряженно работал, как просто жил! Приехала в городок. Возились с Леночкой. Она только училась говорить первые слова, была забавной, подвижной, шустрой. Валины роды были все ближе, ближе. А Юра отправлялся в очередную командировку и очень волновался, как жена будет без него. Попросил меня не оставлять Валю.

Ссылки:
1. ГАГАРИН Ю.А.: ПОДГОТОВКА И ПОЛЕТ В КОСМОС

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»