Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Черняховский - командир 28 танковой дивизии в Прибалтике

В марте 1941 года подполковника Черняховского назначили командиром новой, еще не сформированной 28-й танковой дивизии Прибалтийского Особого военного округа . На этот раз поезд увез его в Ригу .

Приехав к месту назначения, он незамедлительно приступил к формированию дивизии. Лично знакомился с каждым командиром и политработником. Без знания сильных и слабых сторон командного состава он не мыслил успешного руководства частями дивизии. По настоянию Черняховского штаб дивизии возглавил подполковник П. И. Маркелов , окончивший Военную академию имени М. В. Фрунзе и Академию Генерального штаба. На должность начальника оперативного отделения Черняховский добился назначения капитана А. Н. Пашкова , окончившего Военную академию имени М. В. Фрунзе. Теперь предстояло подобрать адъютанта, на которого возлагалось выполнение особо важных поручений; он должен быть смелым и знающим военное дело командиром, образцом честного и добросовестного отношения к службе. Как-то, проверяя ход боевой подготовки на курсах командного состава запаса, Черняховский присмотрелся к энергичному и волевому младшему лейтенанту, заместителю начальника курсов по строевой части Комарову. Скромный, всегда уравновешенный и собранный, младший лейтенант производил хорошее впечатление. - Товарищ младший лейтенант, хочу предложить вам должность адъютанта командира дивизии. Как на это смотрите? - Я не знаю этой службы... Разрешите остаться на прежней должности. - Ничего, научитесь, - заверил комдив. - Адъютант - должность хоть и трудная, но почетная. Все знают таких адъютантов, как Денисов, Алферов... Комаров согласился... Пожар второй мировой войны продолжал распространяться. Газеты все чаще сообщали тревожные вести: немецкие войска введены в Болгарию, вторглись в Югославию, напали на Грецию. Количество государств, вовлеченных в орбиту фашистского блока, значительно увеличилось. Черняховский поражался тому, как сбывались предсказания вождя Октябрьской революции В. И. Ленина: "Мирные союзы подготовляют войны и в свою очередь вырастают из войн, обусловливая друг друга, рождая перемену форм мирной и немирной борьбы из одной и той же почвы империалистических связей и взаимоотношений всемирного хозяйства и всемирной политики". Молодой комдив являлся очевидцем, как в этих условиях Коммунистическая партия ускоренными темпами проводила социалистические преобразования, развивала экономику страны, всемерно повышала духовный уровень советских людей и делала все, чтобы укрепить обороноспособность страны и боеготовность Советских Вооруженных Сил.

Партия нацеливала оборонную промышленность на то, чтобы выиграть время и опередить вероятных противников в создании новых видов оружия: более мощной и качественной артиллерии, танков и самолетов, и придерживалась одного из важнейших положений, высказанных В. И. Лениным: "...выиграть время - значит выиграть все" В предвоенные годы Красная Армия постоянно совершенствовалась. Ее бронетанковые войска постепенно становились главной ударной силой.

28-я танковая дивизия , командование которой принял подполковник Черняховский, насчитывала более двухсот танков и сто бронемашин, около десяти тысяч бойцов и командиров. Командовать таким соединением было нелегко, но Черняховский работал с увлечением. Он находил время, чтобы побывать в ротах, батальонах, побеседовать с красноармейцами. Как и прежде, Черняховский во всем подавал личный пример: метко стрелял из пулемета и танковой пушки, отлично водил боевые машины. У командиров он старался развить самостоятельность, решительность и смелость. Особое внимание обращал на политическую подготовку бойцов и командиров, воспитание их сознательности, и в этом деле, как и во многих других, он опирался на партийные и комсомольские организации.

Командование округа дало высокую оценку деятельности Черняховского в должности командира танковой дивизии. В начале апреля Ивану Даниловичу во внеочередном порядке было присвоено воинское звание полковника. В мае 1941 года состоялась первая партийная конференция дивизии. На ней было сказано о воспитании чувства постоянной готовности, об идейной закалке, о повышении боевого мастерства. В конце мая командира и начальника штаба 28-й танковой дивизии вызвали на штабные учения.

...Автомобиль Черняховского остановился у подъезда большого красивого здания штаба округа в центре Риги. По мраморным ступеням широкой лестницы Черняховский и начальник штаба поднялись в конференц -зал, где уже собрались командиры соединений, участвующих в учениях.

Командующий Прибалтийским Особым военным округом генерал-полковник Ф.И. Кузнецов сообщил собравшимся, что им предстоит выработать методы использования механизированных корпусов во взаимодействии с общевойсковыми армиями округа в современной операции. Обстановка реальная: 8-я армия под командованием генерал-майора П. П. Собенникова действует в своей полосе от Мемеля (Клайпеды) до Юрбаркаса во взаимодействии с 12-м механизированным корпусом генерал-майора Н. М. Шестопалова ; 11-я армия под командованием генерал-лейтенанта В. И. Морозова действует тоже в пределах своей полосы от Юрбаркаса до Вильнюса включительно во взаимодействии с 3-м механизированным корпусом генерал -майора А. В. Куркина ; 27-я армия генерал -майора Н. Э. Берзарина - второй эшелон округа - находилась еще в стадии формирования, отрабатывала тему "Ввод в сражение второго эшелона фронта".

Генерал-полковник Ф. И. Кузнецов заслушал командармов и командиров корпусов, подготовивших свои предложения по проведению операции. Затем слово было предоставлено командиру 28-й танковой дивизии Черняховскому. Он коротко и четко доложил о своем решении, Кузнецов остался доволен.

- Товарищ полковник, - обратился командующий к Черняховскому, - могли бы вы в роли командарма сообщить нам свои соображения об использовании механизированного корпуса во фронтовой наступательной операции? - Могу, товарищ генерал. - Докладывайте. - Известно, - начал Иван Данилович, - что в Германии уже успешно применили нашу военную теорию, разработанную и проверенную на опытных маневрах и учениях. Эта теория предусматривает взаимодействие механизированных и танковых войск со стрелковыми соединениями, артиллерией и авиацией. При этом планируются высокие темпы наступления. Оперативный успех развивается в стратегический вводом в прорыв мощной танковой группы и высадкой в тылу врага воздушного десанта. Поэтому дробление механизированного корпуса и переподчинение танковых дивизий стрелковым корпусам, как предложили некоторые товарищи, на мой взгляд, представляются нецелесообразными. Слушали Черняховского с напряженным вниманием. Он продолжал: - На Западе германская армия в прошлом году летом практически осуществила наши военно-теоретические положения, бросив свои танковые группы на Седан и далее на Камбре, и достигла стратегического успеха, предварительно прорвав франко-бельгийскую оборонительную полосу. В этом сражении немцы столкнулись с танками англичан и французов. Те потерпели поражение из-за того, что не сумели массированно применить танки, имели слабое управление танковыми соединениями и не обладали хорошим прикрытием их с воздуха.

Военно-теоретические положения, о которых говорил Черняховский, были разработаны и проверены в ходе войсковых учений и маневров в 1935 -1936 годах под руководством Маршалов Советского Союза М. И. Тухачевского , А. И. Егорова , командарма первого ранга И. Э. Якира и других талантливых военачальников. Однако эти положения в Советском Союзе тогда не были в должной мере осуществлены на практике.

- Почему свою военную теорию, к тому же теперь проверенную на полях сражений на Западе, - продолжал Черняховский, - мы не можем использовать сами, разумеется, с критическим анализом? При этом следует обратить внимание на вопросы управления и на то, как обеспечить ввод в сражение механизированного корпуса... Молодой комдив высказал ряд оригинальных мыслей не только об использовании механизированного корпуса в бою, но коснулся и других проблем. Подчеркнул, что недостатки в системе управления войсками могут иметь пагубные последствия. Главным злом он считал большое отдаление пунктов управления от войск и то, что дальность действий радиостанций механизированных частей и соединений была меньше радиуса действий самих этих частей и соединений. Остановился на трудностях ввода механизированного корпуса в сражении без достаточных зенитных и авиационных средств прикрытия. Иван Данилович выступил против недооценки сил вероятного противника, обосновал возможность захвата им временного господства в воздухе на определенных направлениях. Командующий во многом поддержал Черняховского. Но по окончании штабных учений командующий спросил Черняховского: - А как вы оцениваете положение дел в своей дивизии? - Товарищ генерал, боеготовность дивизии, учитывая, что сформирована она недавно, можно признать удовлетворительной. Однако у меня есть некоторые сомнения. Разрешите провести боевую тревогу. Тогда многое станет ясным. - Ну что же, пожалуй, это нужно. Разрешаю, - сказал командующий. Внезапная тревога, объявленная Черняховским в дивизии, прояснила многое. Оказалось, что списки оповещения командного состава управления дивизии устарели. Некоторые красноармейцы и младшие командиры, выделенные для оповещения командного состава, выбыли, а вместо них никто назначен не был. В результате кое-кто из начальников дивизионных служб и командиров не был оповещен и по тревоге на свои места не явился. В частях дело обстояло не лучше. Каждый полк пытался получить боеприпасы на дивизионных складах раньше других, а выезжать с территории складов можно было только через одни ворота. Создалась сутолока. Машины встали под погрузку боеприпасов, а заведующих складами не оказалось на месте.

Полки не уложились в установленные сроки. Из опыта учебной тревоги Иван Данилович своевременно сделал выводы. В частях и подразделениях детально отработали обязанности командиров и красноармейцев но боевой тревоге.

Затем Черняховский решил проверить другой важный элемент боеготовности дивизии - систему управления частями и подразделениями . Для этого были проведены радиоучения. Штабы батальонов, полков и штаб дивизии были подняты ночью по тревоге. Прикрепленные к штабам посредники вывели их на разные направления, в обусловленные районы сосредоточения. Все штабы находились на расстоянии доступной радиосвязи с подразделениями, но ни в одном из штабов не знали, где находится подразделение, с которым надо поддерживать связь. Радиоучения были неожиданностью для всех. До этого они проводились в штабных помещениях, на местах расквартирования частей. Если командиры не могли связаться с батальонами по радио, они связывались с ними по телефону. Но на этот раз радиостанции были расположены на большом удалении. Черняховский, руководивший учениями, потребовал от командиров частей доложить о сложившейся обстановке. К этому времени командир 55 -го танкового полка установил радиосвязь лишь с одним своим батальоном и обстановку за весь полк доложить не смог. Командир 28-го мотострелкового полка вообще не имел связи пи с одним батальоном. Радисты этого полка не были подготовлены к работе в ночных условиях, при большом рассредоточении части. Радиоучения выявили многие недостатки в организации связи, и командир дивизии тотчас же принял меры к их устранению.

"Война неизбежна, - размышлял Черняховский. - Только бы успеть подготовить войска". С первых дней июня командный состав усердно готовился к предстоящим командно -штабным учениям. Каждому хотелось как можно скорее исправить свои ошибки. Со дня на день ждали учебной тревоги, по ее все не было. 18 июня в тринадцать часов на основании директивы Военного совета Прибалтийского Особого военного округа командир 12 -го механизированного корпуса генерал-майор Шестопалов отдал приказ:

"...полковнику Черняховскому с получением настоящего приказа привести в боевую готовность все части в соответствии с планами поднятия по боевой тревоге, но самой тревоги не объявлять. Всю работу проводить быстро, но без шума, без паники и болтливости, иметь положенные нормы носимых и возимых запасов, необходимых для жизни и боя".

Приказ этот для Черняховского не был неожиданным, хотя в то время официальные источники не содержали каких -либо намеков на возможное обострение советско -германских отношений. Иван Данилович знал о сосредоточении немецких войск на советско -германской границе и об участившихся случаях нарушения ее немецкими разведывательными самолетами. Он видел, что напряженность с каждым днем возрастает.

Поэтому, получив приказ, немедленно отдал все необходимые распоряжения. В тот же день дивизия в полной боевой готовности двинулась в новый район сосредоточения, ближе к границе с Восточной Пруссией .

Стояла теплая погода. Ярко зеленели поля. Колонны 28-й танковой дивизии завершили первый этап марша. Никто еще не думал, что уже через три дня судьба всех круто изменится. Однако Черняховский, подводя итог первого дня марша, со всей строгостью отметил в своем приказе от 19 июня 1941 года:

"...В результате личной недисциплинированности отдельных командиров и начальников первый этап марша выявил ряд существенных недостатков, за которые в боевых условиях нам придется расплачиваться жизнью наших воинов.

1. Штаб дивизии подготовкой частей к маршу и в период марша не руководил, связи с ними не имел до десяти часов 19 июня. Части были предоставлены самим себе. На десять часов 19 июня в штабе дивизии не было никаких данных о боевом и численном составе полков.

2. Командир части капитан Кулешов проявил чрезвычайную недисциплинированность, допустил опоздание выхода вверенных ему подразделений на исходный пункт на 15 минут, в результате такой несерьезности часть опоздала к месту дневки на 2 часа.

Приказываю:

1. За плохую организацию работы штаба дивизии начальника штаба подполковника Маркелова предупреждаю и категорически требую привести штаб в состояние боевой готовности и организованности. Требую от всех работников штаба удесятерить энергию и работоспособность.

2. Капитану Кулешову за неточное выполнение приказа на первый раз объявляю выговор и напоминаю, что неточное выполнение приказа является тягчайшим преступлением, строго караемым нашими законами.

3.Оперсводки представлять ежедневно в штаб дивизии в 4.00 и 15.00. В оперсводке указывать, где находятся, когда и что делают подразделения, потери в личном составе и материальной части, место командного пункта".

В этом приказе сказался весь Черняховский: непреклонный, суровый и требовательный во имя интересов Родины. 12 -й механизированный корпус в соответствии с решением Военного совета Прибалтийского Особого военного округа поступил в распоряжение командующего 8-й армией и, совершив два ночных перехода, к утру 20 июня сосредоточился: 28-я танковая дивизия полковника И. Д. Черняховского в лесах в двадцати километрах севернее Шяуляя (без 28-го мотострелкового полка, который был оставлен в распоряжении штаба округа в Риге); 23-я танковая дивизия полковника Т. С. Орленко - западнее Шяуляя; 202-я мотострелковая дивизия полковника В. К. Горбачева - восточнее Шяуляя.

Ссылки:
1. Дивизия Черняховского 28-я танковая
2. ЧЕРНЯХОВСКИЙ И.Д. ОТ УЧЕНИКА ПЕХОТНОЙ ШКОЛЫ ДО КОМАНДИРА ДИВИЗИИ
3. Маркелов П.И.

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»