Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Форсирование Немана

В ночь на 14 июля гвардейцы Гурьева на левом берегу Немана захватили плацдарм до двадцати пяти километров по фронту и до четырех в глубину. Появление нашей крупной группировки под Алитусом было неожиданностью для командующего группой армий "Центр".

На следующий день противник контратаковал корпус Гурьева. На плацдарме развернулись тяжелые бои. Дивизия полковника Толстикова отбила восемнадцать контратак.

Рубеж на реке Немане немецко-фашистское командование назвало "линией катастрофы". И действительно, за Неманом открывался путь к логову фашистского зверя. Ставка Гитлера, находившаяся в Восточной Пруссии - в Растенбурге, начала подготовку к эвакуации в глубь Германии. Фельдмаршал Модель по приказу Гитлера па рубеж по реке Неману стягивал более десяти новых пехотных и танковых дивизии и несколько отдельных бригад: танковую дивизию СС "Мертвая голова" - из района Яссы, 19-ю танковую из Голландии, 260, 57 и 299-ю пехотные дивизии - из тыла после пополнения...

Враг предпринимал отчаянную попытку удержаться на этом последнем перед Восточной Пруссией водном рубеже. А соотношение сил начинало складываться не в пользу войск 3-го Белорусского фронта . Это объяснялось тем, что в ходе сражений менялись роли и задачи фронтов.

В ночь еще на 12 июля Василевский предложил Сталину нанести удар войсками Баграмяна в направлении Шяуляй - Рига, прорваться к Рижскому заливу и тем самым разрезать оперативное построение войск противника и изолировать группу армий "Север" от группы "Центр". С этой целыо он попросил переподчинить 1-му Прибалтийскому фронту из состава 3-го Белорусского 5-ю гвардейскую танковую армию и 3-й гвардейский механизированный корпус , а 3-й гвардейский кавалерийский корпус передать 2-му Белорусскому фронту для развития наступления на Гродно .

Верховный Главнокомандующий рассудил, что ослабление войск Черняховского может привести к пассивности на Кенигсбергском направлении, в результате чего немецко-фашистское командование получит возможность маневрировать дивизиям группы армий "Центр" и локализировать наступление войск Баграмяна. Поэтому танковую армию Ротмистрова он решил пока оставить в распоряжении Черняховского и предписать ему наступать к границам Восточной Пруссии, прикрывая левое крыло 1-го Прибалтийского фронта.

Обстановка на неманском плацдарме с каждым часом все более и более накалялась и требовала усиления группировки наших войск для нанесения ударов по наиболее уязвимым участкам обороны противника. В этих целях Черняховский приказал Крылову в ночь на 18 июля форсировать реку в районе Дорсунишкиса дивизиями генералов Городовикова и Калинина .

Вскоре обстановка на алитусском плацдарме настолько осложнилась, что Черняховский попросил командарма-5 ускорить форсирование.

Крылов вызвал к телефону Городовикова:

- Басан Бадьминович , командующий фронтом просит ускорить переправу войск на левый берег Немана. - Он так и сказал - просит. И почувствовал, что на Городовикова это слово подействовало сильнее, чем самый строжайший приказ.

- К утру необходимо овладеть плацдармом для наступления на Каунас и быть готовым к отражению контратак крупной танковой группировки противника.

- Немедленно сворачиваю КП и вместе со штабом выдвигаюсь в Дорсунишкис! Переправочная техника отстала, и полки Городовикова вынуждены были форсировать Неман с ходу на подручных средствах.

К четырем часам утра ветер успел разогнать туман. По реке плыли пушки на плотах, стрелковые подразделения на рыбачьих лодках. Вдруг налетели немецкие самолеты. Их было так много, что от взрывов сброшенных ими бомб река на большом протяжении покрылась фонтанами воды, рассыпавшимися тысячами брызг и осколков. Благо не было понтонных мостов, крупных паромов. "Юнкерсам" приходилось гоняться за каждой рыбачьей лодкой, за каждым плотиком. Вражеские стервятники свирепствовали. Вместе с брызгами воды в воздух поднимались щепки от разбитых плотиков, но люди продолжали плыть, цепляясь за бревна, а за ними охотились "мессершмитты", бросая на их головы мелкие бомбы.

Все новые вражеские самолеты с воем падали в пике. Неман на большом протяжении пылал в огне. Наша последняя зенитка заглохла. На переправе складывалась критическая ситуация, форсирование должно было вот-вот захлебнуться. Начали поступать тревожные звонки по телефону. Некоторые командиры рот запрашивали разрешения вернуться на свой берег.

Комдив Городовиков докладывал командарму Крылову о том, что форсирование может сорваться, нет прикрытия с воздуха, спрашивал: где же наши истребители? То же самое доложил Крылову командир соседней дивизии Калинин . Крылов по ВЧ попросил к телефону генерала армии Черняховского.

- Товарищ командующий, обещанных истребителей прикрытия нет, форсирование под угрозой срыва!

Выяснилось, что истребители, предназначенные для прикрытия частей Городовикова, уже в воздухе были перенацелены на алитусский плацдарм, где наши войска отражали контрудары крупных танковых сил противника.

Черняховский, выслушав Крылова, приказал командующему 1-й воздушной армией генерал-полковнику авиации Хрюкину :

- На прикрытие частей Городовикова в район Дорсунишкиса бросить мой резерв - 1-й истребительный авиационный полк "Нормандия" !

Не часто командующий фронтом отдавал такие приказы, судьба "Нормандии" беспокоила Черняховского. Поэтому французских летчиков он старался держать в своем резерве и посылал в бой в исключительных случаях. Полк "Нормандия" нес потери не потому, что ему недоставало опыта. Французские летчики имели необходимую практику и самолеты, превосходящие машины врага, по такого накала боев, как на советско- германском фронте, не было на других театрах второй мировой войны.

Черняховский вынужден был поднять полк "Нормандия" на выручку дивизий Городовикова и Калинина. Приказ командующего фронтом тут же был передан командиру 303-й истребительной авиационной дивизии генерал-майору Захарову . А он соответственно приказал командиру первого истребительного полка "Нормандия" Луи Дельфино поднять в воздух три эскадрильи Яков.

Французские летчики, заждавшиеся боевых вылетов, атаковали врага. Оставляя шлейфы чериого дыма, подбитые гитлеровские бомбардировщики падали на землю. Солдаты и офицеры дивизии генерала Городовикова, не подозревая, что в воздухе над ними французские летчики, после каждого сбитого фашистского стервятника кричали: "Советским соколам слава!"

Городовиков докладывал Крылову: "Передайте солдатское спасибо летчикам, прикрывшим переправу на Немане!"

Вскоре Городовикову вручили шифровку, что его благодарность передана летчикам полка "Нормандия". Тотчас же вся дивизия узнала о подвигах французских летчиков, сражающихся вместе с советскими воинами за мир на земле!

На второй день части Городовикова и Калинина враг контратаковал танковой дивизией, усиленной батальоном "тигров" и сопровождаемой "юнкерсами". Редко стучали наши зенитки. Немецкие истребители не обращали на них внимания, им опять удалось на этом участке захватить господство в воздухе.

Солдаты говорили друг другу: не похоже, что война идет к концу, какая силища у фашистов, наши опять не могут прикрыть с воздуха свою матушку- пехоту. Они не знали о том, что обстановка изменилась и их части оказались на второстепенном направлении, а танки и вся авиация были переброшены в район Потомульше , где обозначился успех.

Войска генерала Крылова нацеливали свой главный удар на Каунас. А дивизии Городовикова и Калинина, отвлекая на себя крупные силы противника, все еще вели тяжелые оборонительные бои. И к этому времени был получен приказ: оставить плацдарм. - Как оставить? - переспросил Городовиков. - Приказываю оставить! Вы отвлекли на себя главные силы врага, тем самым выполнили свою задачу с честью, дали возможность захватить плацдарм па другом участке.

Оставить плацдарм было не так-то просто. Противник наседал па "хвост" отступающих и мог потопить полки в Немане. Оставляли плацдарм под прикрытием штурмовой и истребительной авиации. Чуть ли не за каждым танком противника гонялся наш штурмовик. "Юнкерсов" снова нашали Яки полка "Нормандия".

При форсировании Немана отличились не только соединения генералов Галицкого, Крылова, но и летчики французского авиационного полка "Нормандия". Черняховский писал командиру полка майору Дельфино: "Военный совет от всей души поздравляет вас и весь личный состав вверенной вам части с присвоением вашему полку наименования "Неманский".

Вместе с вами и со всем личным составом гордимся, что в вашем полку в героических боях с врагом выросли такие офицеры, как Альберт Марсель и де ля Пуап Роллан , удостоенные высшей награды Страны Советов - звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда". Советский народ никогда не забудет героических подвигов их и всей вашей части в общей борьбе против немецко-фашистских захватчиков.

Мы приветствуем в лице вашей части и всего личного состава великий свободный французский народ и его армию, героически борющуюся за окончательный разгром гитлеровской Германии. Желаю вам новых боевых успехов в великом, благородном деле - освобождении человечества от фашистской тирании".

Ссылки:
1. БЕЛОРУССКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ "БАГАРТИОН"

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»