Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Оборона Новгорода дивизией Черняховского

В середине июля 28-я танковая дивизия сосредоточилась в районе поселка Красные Станки , в тридцати километрах восточнее Новгорода . Фронт неотвратимо приближался к Новгороду. Уже слышались раскаты канонады. Под ее гул, рев вражеских самолетов, проносившихся над полями, колхозники с рассвета до темноты убирали урожай. А горожане трудились на своих местах, зная, что вот-вот начнутся налеты на Новгород. Время, отведенное на доукомплектование в Красных Станках, Черняховский использовал рационально. С утра до ночи в дивизии шла боевая учеба.

Много внимания Иван Данилович уделял ночным занятиям. За две недели, в течение которых дивизия дралась с противником, он убедился, что немцы боятся ночного боя , им казалось, что за каждым кустом их подстерегает смерть. Ночь мешала фашистам использовать боевую технику, то есть то, в чем состояло тогда их главное преимущество. Анализируя опыт первых недель войны, Черняховский пришел к выводу, что партийно -политическая работа в боевых условиях должна в корне отличаться от партполитработы в мирное время своей оперативностью. "Политически невежественный боец, - говорил Иван Данилович, - а тем более командир не может быть стойким защитником революционных завоеваний". В один из первых дней, когда дивизия была отведена на формирование, Черняховский пригласил начальника политического отдела дивизии батальонного комиссара И. Н. Третьякова . - В последнее время меня заинтересовали некоторые цифры, - начал разговор Иван Данилович. - Какие цифры вы имеете в виду? - спросил Третьяков. - Коммунистов у нас в дивизии пятьсот тридцать, а комсомольцев тысяча двести тридцать пять. Это же здорово! - И это не все, - сообщил Третьяков. - На очередных партийных собраниях частей будет рассмотрено более тридцати заявлений комсомольцев о приеме их кандидатами в члены партии. - Вопрос, конечно, не только в количестве. Во имя Родины командиры и бойцы идут в бой, не щадя жизни. Хотят быть коммунистами, подают заявления в партию. Надо, чтобы прием проходил без всяких проволочек. Комсомольцы н коммунисты у нас составляют третью часть дивизии. Это же большая сила! Мы должны поставить дело так, чтобы в учебе и в бою каждый коммунист и комсомолец повел за собой еще двух беспартийных. Пожалуй, настало время изменить стиль нашей агитационно-пропагандистской работы.

В боевых условиях нет возможности проводить собрания, необходимо беседовать с каждым бойцом или с небольшими группами. Во всем рассчитывайте на мою помощь, Иван Нестерович . Вскоре беседы с каждым бойцом или с небольшими группами стали в дивизии основным методом партийной и комсомольской работы. Члены партийных и комсомольских бюро полков постоянно находились в ротах и взводах. В качестве агитаторов использовали тех, кто отличался в боях. На примерах фронтовиков учились мужеству черняховцы, учились воевать так, чтобы каждый стал героем в предстоящих боях. В ночь на 14 августа колонна автомашин штаба дивизии въехала в Новгород . Над городом нависло черное небо. На его фоне едва вырисовывались силуэты церквей. Колонна остановилась перед высокой стеной. Водители не успели заглушить моторы, как последовала команда "вперед". Машины одна за другой ныряли под огромную арку Новгородского кремля.

Штаб дивизии разместился в здании древнего собора. Многие впервые видели знаменитый Новгородский кремль и были поражены величавой красотой древних стен, башен и храмов, особенно грандиозным памятником Тысячелетию России. С его высокого круглого постамента смотрели на бойцов отлитые из металла фигуры Ломоносова и Пушкина, Минина и Пожарского, Суворова и Кутузова. Выделялась фигура Александра Невского, семьсот лет назад разбившего псов-рыцарей на льду Чудского озера.

На рассвете из штаба фронта передали, что в дивизию выехали член Военного совета Северо -Западного фронта генерал Т. Ф. Штыков и командующий Новгородским укрепленным районом генерал И. Т. Коровников . Начальник штаба капитан Пашков доложил полковнику Черняховскому план обороны Новгорода. Не успел он свернуть карту с обстановкой, как вдруг с дребезгом посыпались стекла из окон и штукатурка с потолка. Помещение заволокло дымом и красноватой кирпичной пылью, где-то поблизости разорвалась вражеская бомба. Пашкову осколком стекла поцарапало лицо. - Товарищ полковник! - тревожно окликнул капитан. - Все нормально, - отозвался Черняховский. - Я здесь! Видимо, пора нам отказаться от уюта и КП располагать в укрытии. Надо перебраться в подвал Грановитой палаты. Действуйте. А я пошел встречать члена Военного совета фронта. Едва Иван Данилович вышел из здания, как воздух вновь наполнился пронзительным воем падающих бомб. Загремели разрывы. В пыли и дыму Черняховский пробирался к одной из башен Новгородского кремля под названием "Кукуй". Там уже собрались командиры частей дивизии. Вскоре туда прибыли и представители штаба фронта. Генерал Штыков коротко рассказал об обстановке, создавшейся на фронте. - Войскам, защищающим Ленинград, необходимо время, чтобы подготовить оборону на случай, если враг прорвется. Перед дивизией поставлена ответственная задача: задержать немцев на подступах к Ленинграду в районе Новгорода. Военный совет фронта обращается к вам с одним требованием: Новгород защищать до последнего. - Можете на нас положиться, товарищ генерал, - за всех ответил Черняховский. - Пока бьются наши сердца, Новгород без приказа не оставим врагу. - Командование предоставляет вам полную инициативу, - сказал Штыков, обращаясь к Черняховскому, - учтите, что времени на организацию обороны осталось в обрез. Завтра враг может подойти к городу. Черняховский понимал, что силы его дивизии ограничены, к тому же распылены, и ему представлялось разумным заранее подготовить город к обороне, чтобы противник, имеющий численный перевес, не захватил его с ходу. Черняховский доложил члену Военного совета свое решение. Тот согласился с ним. Комдив тут же начал отдавать боевые распоряжения командирам частей первого эшелона. Одним он наносил обстановку прямо на их карты, другим ставил боевые задачи устно. Лаконичные, четко сформулированные приказы Черняховского понравились Штыкову. - Товарищ полковник! Если удержите Новгород, представим на генерала! - Не о том хлопочу, товарищ член Военного совета. - Знаю. - Нас прежде всего интересует, какая будет поддержка? Одна дивизия не выстоит перед столь крупной группировкой фон Буша. - Так уж он не выстоит? Надо выстоять! - Мы понимаем, товарищ генерал, что значит для Родины Новгород. А для нашей дивизии после Шяуляя Новгород - место, где на карту поставлен вопрос чести ее бойцов, командиров и политработников. Разработан план отражения врага, но мы надеемся, что будут использованы все силы, которые есть на этом направлении. - Что ж, поможем! Пожелав успеха, член Военного совета попрощался со всеми. Вернувшись на свой командный пункт, Черняховский дал указания командирам батальонов, выделенных для подготовки города к обороне. Их суть сводилась к тому, чтобы в первую очередь подготовить к обороне каменные здания на перекрестках и площадях, создать систему взводных и ротных опорных пунктов, батальонных узлов сопротивления, учитывая пригодность зданий для кругового наблюдения и обстрела. Огневые точки в домах должны были прикрывать одна другую фланговым огнем, чтобы здания, превращенные в опорные пункты, соединялись ходами сообщения, улицы, переулки и промежутки между домами, коридоры внутри домов перекрывались баррикадами. Передовые части дивизии на рассвете 14 августа заняли оборону в четырех -шести километрах от западной окраины Новгорода. 55 -й полк - на рубеже Григорово - Новая Мельница; 56 -й полк - слобода Покровская - Юрьев, так что левый фланг его выходил к реке Волхову.

Отдельный разведывательный батальон капитана Котова закрепился на втором рубеже, по обводному каналу на западной окраине Новгорода .

Жители помогали войскам готовить город к обороне. Все, кто мог держать оружие, становились в ряды его защитников. Вооружались подростки, женщины, старики. В первой половине дня 14 августа противник шквалом артиллерийского огня обрушился на укрепления под Новгородом. А затем пошел на штурм. Наступал 1-й армейский корпус 16-й германской армии, оснащенный большим количеством танков и артиллерии, при мощной поддержке авиации. Командующий 16-й армией генерал-полковник фон Буш не сомневался, что с ходу захватит Новгород, после чего он рассчитывал нанести удар по Ленинграду с юга.

Дивизия Черняховского во взаимодействии с другими соединениями генерала Коровникова приняла бой с превосходящими силами противника. На правом фланге 28-й действовала 1-я горнострелковая бригада . Казалось, лучше приспособленная к позиционной обороне по сравнению с танкистами, действующими в непривычной для них роли пехоты, бригада, заняв оборону одновременно с 28-й дивизией, к сожалению, не успела окопаться и, не выдержав первых же атак гитлеровцев, стала отходить, (случилось именно то, чего больше всего опасался Черняховский. Отступая, бригада открыла правый фланг его дивизии, и находившийся на стыке батальон 55-го полка тоже не удержал обороняемый им населенный пункт Новая Мельница. В результате возникла серьезная угроза всей системе обороны дивизии.

Черняховский, отдав начальнику штаба необходимые распоряжения, прибыл на командно-наблюдательный пункт батальона, который только что оставил Новую Мельницу. - Кто разрешил отходить? - сурово спросил Черняховский командира батальона. - Соседи подвели, и огневых средств для подавления противника недостаточно. - Приказываю отбить у гитлеровцев Новую Мельницу ! Я буду с вами вместе. Нет нам пути назад!

Черняховский только в особых случаях переносил свой командно - наблюдательный пункт в боевые порядки и управлял дивизией с переднего края только тогда, когда его присутствие могло оказать решающее влияние на исход боя. И на этот раз появление Черняховского на передовых позициях подняло боевой дух бойцов и командиров. Они знали, что в самой сложной обстановке их командир найдет выход. ...Красная ракета возвестила начало атаки. Батальон без танков, поддерживаемый лишь слабым огнем артиллерии, ринулся вперед на немцев, засевших в Новой Мельнице.

Люди дрались с такой яростью, что гитлеровцы были вынуждены отойти. Во второй половине дня на передний край обрушились артиллерия и авиация, противник перешел в наступление. Натиск врага усиливался. Черняховцы продолжали удерживать свои рубежи. Атаки врага были отбиты с чувствительными для него потерями. Гитлеровцы, подтянув резервы, вновь открыли артиллерийский огонь и под его прикрытием ринулись на наши позиции. Снова жаркий бой разгорелся у села Новая Мельница. Фашисты артиллерийскими снарядами подожгли дома на его окраине. Кругом бушевало пламя. Немцы поднялись в полный рост и повторили атаку. Но и она была отбита. Черняховцы стояли до тех нор, пока не получили приказа отойти.

Ночью части дивизии заняли новый рубеж по линии земляного вала на окраине Новгорода. Всю ночь 28-я укрепляла своп позиции. А с утра начался ожесточенный бой. Враг вновь и вновь яростно атаковал на всем фронте обороны дивизии. Фашисты шли волна за волной, стреляя на ходу из автоматов. Черняховский со своего командно-наблюдательного пункта, откуда было видно все поле боя, уверенно руководил частями дивизии, обеспечивая их четкое взаимодействие. Бой принимал все более ожесточенный характер. Дивизионная артиллерия открыла шквальный огонь по гитлеровцам. Но те продолжали рваться вперед. Когда их цепи приблизились к земляному валу уже на триста-четыреста метров, черняховцы открыли ружейно -пулеметный огонь. Казалось, что атака захлебнулась. Но появились фашистские танки и вновь повели за собой пехоту. В бой вступили наши немногочисленные противотанковые орудия. И эта атака была отбита.

Во второй половине дня враг, подтянув резервы, перешел в тринадцатую по счету атаку. В полках дивизии больше не оставалось ни мин, ни снарядов. У комдива имелось еще несколько танков, которые он берег "для эмблемы", чтобы оставалось хотя бы какое-то основание называть дивизию танковой. Этот последний резерв предназначался для решающего момента. И вот такой момент наступил, там, где через нашу передовую прорвались немецкие тапки и пехота, их встретили огнем два тяжелых KB и пять легких БТ -7. Иван Данилович возлагал на последний резерв большие надежды. Он лично проинструктировал командира танковой группы, приказал не отступать ни шагу назад, пока не будут отведены части дивизии. Семь наших танков, быстро выйдя из -за холма, открыли огонь по немецким танкам, затем вновь скрылись за холмом. Такой маневр они повторили несколько раз. Разгорелась танковая дуэль. Не прошло и десяти минут, как были подбиты два вражеских танка. Это вдохновило бойцов дивизии. Батальоны, не дожидаясь команды, бросились в контратаку. Фашисты, не выдержав, откатились.

Когда стемнело, части дивизии под прикрытием танкового резерва организованно отошли к стенам Новгорода, на последующий оборонительный рубеж. За ночь пополнились боеприпасами. С утра 16 августа гитлеровцы открыли сильный огонь по позициям у земляного вала. Они были убеждены, что передний край нашей обороны проходит именно на этом рубеже. На самом деле здесь оставалось лишь боевое охранение. К тому времени отошедшие на новые позиции полки дивизии уже подготовились к отражению новых атак противника. Правильность решения Черняховского подтвердилась на практике. Бойцы дивизии, заняв позиции за прочными крепостными стенами, находились в укрытии, а гитлеровцы наступали по открытой местности и несли огромные потери от плотного, прицельного огня. Немцы, натолкнувшись на упорное сопротивление, вынуждены были отойти к земляному валу. Над городом снова повисло до пятидесяти вражеских пикирующих бомбардировщиков. Опять с неба с пронизывающим душу воем посыпались смертоносные бомбы. Силы были слишком неравными. После массированного воздушного налета в крепостных стенах образовались огромные бреши, в которые и устремился противник. Черняховцы бились за каждый квартал, за каждый дом. Вражеские танки и пехота подходили вплотную к зданиям и вели огонь прямой наводкой. Из окон и с чердаков в немецкие танки летели связки гранат. И все же врагу удалось оттеснить части дивизии. Черняховский успел организовать глубоко эшелонированную оборону. Наши части отходили на подготовленные позиции, навязывая врагу кровопролитные уличные бои.

В то самое время, когда дивизия под Новгородом изматывала противника, заставляя его истекать кровью на каждом шагу, немецко -фашистское радио лживо кричало на весь мир, что русские вынуждены бросить в бой женские батальоны. Никаких специальных женских батальонов и в помине не было. Конечно, среди новгородцев, вставших плечом к плечу с воинами на защиту родного города, сражались и женщины. Так, комсомолки педагогического института стали санитарками, медсестрами. Под вражеским огнем они вытаскивали раненых, оказывали им помощь. Враг не переставал беспощадно обстреливать и бомбить город. Издали Новгород напоминал огромный полыхающий костер. На следующий день в полках не осталось и трети личного состава.

Черняховский приказал капитану Котову возглавить сводный отряд и до последней возможности оборонять Новгородский кремль. Основные же силы по приказу генерала Коровникова начали переправляться на восточный берег Волхова . Отходили медленно, на руках несли раненых. С болью оставляли город, где геройски пали многие товарищи. За ночь гарнизон кремля во главе с Котовым успел завалить ворота камнями и мешками с землей, организовать систему огня. Наутро, подпустив немецкую пехоту на двести-триста метров, черняховцы открыли пулеметный и автоматный огонь.

Боевые порядки фашистов расстроились. Вражеские танки не могли преодолеть ров у крепостных стен и войти в кремль: въездной мост, ведущий к воротам, был заранее взорван. Толстые же каменные стены немецкой артиллерии разрушить не удалось. В небе снова послышался рокот моторов... До вечера осажденных бомбили вражеские самолеты, обстреливали орудия. А с первыми лучами солнца в небе снова появились самолеты с крестами на плоскостях. Снова с визгом полетели бомбы. Стены Новгородского кремля высотой почти десять метров и толщиной около четырех надежно защищали черняховцев. Окутанная дымом и пылью древняя крепость стояла величаво и несокрушимо, сверкая золотом церковных куполов. Гарнизон вел убийственный огонь по атакующим. Три вражеских танка вплотную подошли к крепостным стенам. Их подбили связками гранат.

Черняховский находился уже на другом берегу Волхова, но, пользуясь радиосвязью, продолжал управлять боевыми действиями гарнизона. У стен кремля взрывались пятисоткилограммовые бомбы. Отряд капитана Котова вынужден был уйти в укрытия. Поддерживаемая танками, фашистская пехота снова пошла на штурм. У защитников кремля кончились боеприпасы. Тогда по приказанию Черняховского на противника был обрушен массированный огонь дивизионной артиллерии. Вражеская атака захлебнулась. Однако гитлеровцам все же удалось через проломы в стенах, образовавшиеся в результате бомбежки, ворваться во Владычный двор кремля. Яростная схватка шла не только в кремле. Тяжелые бои на восточной окраине Новгорода вел полк, которым командовал майор Никифор Игнатьевич Герко . Одним из главных опорных пунктов в системе обороны полка был Дом Красной Армии . В нем упорно дрались двадцать три отважных воина во главе с начальником штаба подполковником В. А. Корниловым . За четыре дня они отразили более десяти атак врага. Немцы уже давно вклинились в нашу оборону, но на участке Корнилова противник так и не мог продвинуться. Основными силами полка не раз предпринимались контратаки, чтобы помочь товарищам, обороняющимся в Доме Красной Армии. Во время одной из таких контратак майор Герко был тяжело ранен, и бойцы на руках вынесли его из-под огня. Враг, так и не сумев взять Новгородский кремль, прекратил наступление. Обойдя гарнизон с севера, гитлеровцы устремились на Ленинград. Радиосвязь осажденного гарнизона кремля со штабом дивизии внезапно прервалась. Как ни старался радист капитана Котова, восстановить связь не удалось: разрядились аккумуляторы.

Черняховский, обеспокоенный судьбой отряда Котова, направил к нему своего связного - сержанта Владимира Чижика . Он должен был передать Котову приказ: присоединиться к главным силам дивизии. Пробраться в кремль оказалось делом нелегким. Тогда сержант Чижик приспособил металлическую трубку для дыхания под водой и поплыл. Темная ночь и волны Волхова укрывали смельчака от вражеских наблюдателей. У прибрежного кустарника он осторожно вылез из воды, всматриваясь в темноту и прислушиваясь к каждому шороху. Он должен был не только передать приказ, но и вывести отряд Котова на восточный берег Волхова. Вокруг кремля то и дело взвивались в темное небо осветительные ракеты: гитлеровцы бдительно следили за обороняющимися. Где ползком, где пригибаясь, припадая к земле каждый раз, как только вверху, шипя, взвивалась ракета, Чижик пробрался к осажденным. Неожиданное появление сержанта вызвало бурную радость бойцов разведывательного батальона. Котов обнял связного и расцеловал. Чижик передал приказ Черняховского. В расположении главных сил дивизии было тихо. Напряженно ждали сигнала артиллеристы, которым предстояло обеспечить выход отряда Котова из окружения. Было условлено, что прорывающиеся укажут цели нашим артиллеристам короткими очередями трассирующих пуль. А в отряде в это время не могли найти патронов с трассирующими пулями. Проверяли остатки боекомплектов. Нет. Что делать? Наконец у тяжело раненного пулеметчика обнаружили диск с патронами. И вот пунктиры трассирующих пуль прочертили темноту неба. Не прошло и минуты, как заработала дивизионная артиллерия. Внезапный удар загнал гитлеровцев в убежища. Этим воспользовались бойцы разведывательного батальона и присоединились к главным силам дивизии. Отважный разведчик, комсомолец сержант Чижик с честью выполнил приказ Черняховского. Он был представлен к награждению орденом Красного Знамени.

Дивизия Черняховского отошла в район Кирилловского монастыря , в трех -четырех километрах восточнее Новгорода. Личный состав ее вместе с прибывшим пополнением едва равнялся численности стрелкового полка. При взятии Кирилловского монастыря бессмертный подвиг совершил младший политрук Александр Панкратов , предвосхитивший подвиг Александра Матросова. Александр Панкратов грудью закрыл вражеский пулемет, проложив дорогу вперед всей роте. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

В конце августа 28-я дивизия вела тяжелые бои в нескольких километрах восточнее Новгорода. Полки соседних стрелковых дивизий начали отход с рубежа реки Волховца. Враг обходил фланги дивизии Черняховского, а у него не было резервов, чтобы заткнуть образовавшуюся брешь. Связь с отступающими частями правого соседа отсутствовала. Положение на этом участке становилось катастрофическим. Но вдруг на гитлеровцев обрушилась наша авиация. Отступающие стрелковые части, перестроив боевые порядки, стремительно контратаковали врага. Черняховский, воспользовавшись этим, тоже частью сил перешел в контратаку. Обстановка резко измелилась.

Прорвавшиеся немецкие части были зажаты в тиски и, оставив па поле боя сотни убитых, бросая технику, отступили. В этих боях тяжело ранило капитана Пашкова , который возглавлял одну из контратакующих групп. Начальником штаба дивизии вместо него был назначен майор А. Б. Хантемиров .

Смяв и уничтожив вклинившихся на правом фланге гитлеровцев, подразделения дивизии соединились с нашими частями, наносившими по врагу встречный удар. Здесь, на поле боя, произошла неожиданная встреча Черняховского с начальником штаба Северо-Западного фронта генерал - лейтенантом Ватутиным . Когда после победного завершения боя комдив прибыл с докладом к Ватутину, тот, крепко пожав ему руку, сказал: - Спасибо за помощь. Правильно действуете, полковник. Сам погибай, по соседу помогай... - Товарищ генерал, что за чудо произошло - отступающие вдруг перешли в наступление, как будто подменили войска?! - Бойцы и командиры те же, только вот вовремя помощь подоспела. - Ватутин показал на сопровождавшего его полковника в авиационной форме. - Хорошо проутюжили фашистов наши летчики. Командующий 16 -й немецкой армией генерал-полковник фон Буш вторично посчитал дивизию Черняховского разгромленной и против участка, который она занимала, снял полк, намеревался снять и другой. Но фон Буш и на этот раз ошибся в оценке боеспособности 28-й дивизии. Первый раз он "похоронил" ее еще в Прибалтике, летом.

Между тем черняховцы продолжали наносить яростные контратаки и мешали противнику развить наступление на их участке. Воспаление легких на три недели приковало Черняховского к постели. В его отсутствие дивизия была переброшена в район Демянска в распоряжение командующего 27-й армией генерала Н. Э. Берзарина , армия которого вела упорные бои с выдвигавшейся к востоку демянской группировкой противника. 16 сентября Черняховский выписался из госпиталя и в тот же день явился на командный пункт фронта к начальнику штаба генералу Ватутину. Николай Федорович тепло встретил его. - Скорей в строй, Иван Данилович. Время сейчас наитяжелейшее. Немец в Демянске. Дивизия с трудом вышла из окружения, в ней осталось всего пятьсот человек. Черняховский тяжело вздохнул. - Когда она приняла первый бой, в ней было девять тысяч триста человек и около двухсот пятидесяти танков... Вскоре дивизию Черняховского посетили командующий Северо-Западным фронтом генерал-лейтенант Павел Алексеевич Курочкин и начальник оперативного управления генерал -майор Петр Иванович Иголкин . Вместе с ними приехал корреспондент фронтовой газеты батальонный комиссар Б. А. Бялик . Инспектирующие генералы вскоре уехали в штаб армии.

"На КП мы пришли в самый трудный момент, когда гитлеровцы поднялись в атаку, - писал во фронтовой газете Бялик. - Но Черняховский спокойно поглядывал в стереотрубу, без суеты отдавал распоряжения. А было от чего потерять спокойствие. На левом фланге немецкие танки и пехота уже начали теснить черняховцов. Вот-вот гитлеровцы ворвутся на позиции. Надо кого - то послать на левый фланг, выправить положение. Заместители комдива были в частях. Он позвал начальника политотдела, батальонного комиссара Третьякова и сказал ему: " Иван Нестерович , сейчас решается все. Резервов нет. Возглавьте штабные подразделения, контратакуйте на левом фланге". Я хотел пойти вместе с батальонным комиссаром на левый фланг, но Черняховский остановил меня: "Главные события развернутся не на левом фланге, а здесь". И верно - гитлеровцы, контратакованные на левом фланге, перенесли удар в центр. На КНП комдива было жарко, как на передовой. Гитлеровские автоматчики дважды врывались туда. Полковник Черняховский и в эти напряженные моменты не терял самообладания, руководил контратаками.

По приказу Ставки 28-я дивизия 21 сентября 1941 года была выведена в тыл для переформирования, она пополнялась вооружением и людьми. А своих прославленных танкистов, составлявших ядро дивизии, Черняховский, хотя и жаль ему было расставаться с боевыми друзьями, направил на укомплектование танковых соединений. Оп отлично знал, как нужны там кадры опытных танкистов. У командира бывшей танковой дивизии появились новые заботы. Нужно было пересадить подразделения с автомобильного транспорта на конную тягу. На полигонах и стрельбищах дивизии днем и ночью шла усиленная боевая подготовка. Иван Данилович старался, чтобы ни один день, ни один час не пропали даром. Не достигнув желаемого успеха под Новгородом , враг сосредоточил свои усилия в направлении на Старую Руссу и стал угрожать городу Валдаю (эти действия немцев были частью их наступления на Ленинград). Дивизию Черняховского после доукомплектования перебросили на защиту Валдая и Валдайских высот. В первых числах ноября она заняла оборонительные позиции на угрожаемом направлении. 9 ноября начальник штаба дивизии майор Хантемиров доложил Черняховскому: - Из штаба армии сообщили, что на нашем участке ожидаются активные действия противника. Приказано ускорить оборонительные работы. Противник ведет бой за Тихвин . Ленинград отрезан. Боюсь, что его судьба решена... - Товарищ майор, не сгущайте краски. - Считаю своим долгом докладывать обстановку объективно. - На весь мир трубило фашистское радио о том, что судьба Москвы решена и седьмого ноября на Красной площади Гитлер будет принимать парад своих войск. А чей парад там состоялся? Наш. История еще не знала парада такого масштаба под гром вражеской канонады. У Мавзолея Ленина наши бойцы давали клятву победить врага и прямо с парада вступали в бой. Гитлер застрял под Москвой. А что Ленинград отрезан - плохо, конечно. Но делать выводы еще рано. - Товарищ полковник, нам нужны танки и самолеты. Пока фронт их получит... - Да, техника необходима. Но не только в ней паша сила. Вы знаете, - вспомнил Черняховский, - в штабе армии я встретился со связным одного из наших партизанских отрядов. Он рассказал, что, когда они в тылу врага услышали по радио речь Сталина, говорившего с трибуны Мавзолея, у людей слезы на глазах выступили от волнения и от радости, что Москва стоит прочно. И все поклялись биться с врагом до последнего! Вот так -то, товарищ майор. Доложите, как подготовлена противотанковая оборона. - Мы побывали с командующим артиллерией на танкоопасных направлениях, - ответил Хантемиров. - Решили все оставить так, как предусмотрено в плане обороны. - Он развернул топографическую карту на столе комдива. - На карте у вас разрисовано все хорошо. Назначены ли ответственные за секторы обстрелов на стыке с соседом? - Ответственными назначены командиры стрелковых рот и батальонов. Они поставили задачу артиллеристам. - Поставить задачу - это еще не все. Важно, чтобы не было обезлички, чтобы каждый отвечал за свой сектор и не надеялся па соседа. Из вашей карты видно, что противотанковым орудиям неправильно определены секторы обстрела. Все они почему-то нацелены противнику в лоб. А надо расставить их так, чтобы они били немецкие танки с флангов. Начальника оперативного отделения с представителем штаба артиллерии направить в полки. Пусть разберутся на месте, внесут коррективы.

Для принятия окончательного решения срочно потребовались дополнительные разведданные о противнике. См. Сержант Чижик

На участке дивизии немцы натолкнулись на решительное и хорошо организованное противодействие. На этом направлении дивизией были созданы сильные инженерные сооружения и заграждения, которые считались одними из лучших в армии. В упорных боях черняховцы отстояли Валдай , заставили врага перейти к обороне, вынудили его остановиться на зиму в приозерьях Селигер и Вилье. Командующий 27-й армией генерал-лейтенант Н.Э. Берзарин и член Военного совета бригадный комиссар М. В. Рудаков высоко оцепили боевые заслуги командира дивизии полковника Черняховского. В своих реляциях они отмечали:

"...В боевой обстановке проявляет настойчивость и отвагу, решителен и бесстрашен. Достоин награждения орденом Красного Знамени..."

За оборону Новгорода , за мужество и отвагу Иван Данилович Черняховский Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1942 года был награжден орденом Красного Знамени.

Ссылки:
1. Черняховский - командующий 60-й армией
2. ПЕРВЫЕ БОИ С НЕМЦАМИ ДЕВИЗИИ ЧЕРНЯХОВСКОГО

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»