Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Киевская наступательная операция советских войск

В дни, предшествующие наступлению, Военный совет 60-й армии провел большую партийно-политическую работу в частях, направил туда дополнительно много политработников. Вместе с коммунистами активно готовились к предстоящим боям комсомольцы. В резолюции комсомольского собрания одного из подразделений говорилось:

"Просим командование направить наше подразделение в первый эшелон. Клянемся Родине и нашей партии, что боевую задачу выполним".

Ватутин приказал Черняховскому прикрыть основную группировку фронта, нацеленную на Киев с севера, и нанести главный удар в направлении на Коростышев , затем идти в обход Киева - по левому берегу реки Ирпень . Развивая успех, к исходу 5 ноября выйти на фронт Мануильск - Владимировка - Микуличи - Козницы в двадцати пяти километрах западнее Киева.

Прежде чем принять решение на предстоящую операцию, Черняховский хотел выслушать мнения командующих родами войск, командиров соединений и частей, посоветоваться с ними. Начал с артиллеристов. - Товарищ генерал, командиры артиллерийских соединений и частей по вашему приказанию собраны... - доложил начальник штаба армии. Черняховский, приняв рапорт, вдруг увидел среди собравшихся своего сослуживца по артиллерийской школе и 8-й механизированной бригаде подполковника Будко . Он подошел к нему и крепко его обнял:

- Саша! Восемь лет не виделись! Надо же так - где-то совсем рядом - и не заходишь! Слышал о твоих подвигах на Днепре, реляция проходила через мои руки. Поздравляю с присвоением звания Героя Советского Союза!

Черняховский начал совещание. Первым доложил о своих возможностях командир 1-й гвардейской артиллерийской дивизии, непосредственный начальник Будко. Затем выступили другие командиры соединений и командующий артиллерией армии. Иван Данилович внес несколько поправок, утвердил план артиллерийского наступления. А когда совещание закончилось, пригласил Будко вместе пообедать. - С полковником Цешковским переписку поддерживаете? - спросил Будко за обедом. - Редко пишет, - посетовал Иван Данилович. - Но недавно от сестры я получил письмо, пишет, что Иван ранен и лежит в госпитале. - А как сложилась судьба Василия Мернова ? - Работает в Генеральном штабе. С ним не шути. - Комиссар стал генералом, командир батальона Воронков - подполковник. Адресов не имею, но знаю, что оба в действующей армии. Черняховский, Оленин и Тер-Гаспарян тщательно обдумывали план операции. Учитывалось буквально все. Реку Здвиж, протекающую с юга на север через огромные болотистые поймы и лесные массивы, предполагалось использовать для прикрытия флангов войск армии от ударов противника. В конце октября, утверждая план операции армий правого крыла фронта, Ватутин дал ему следующую оценку:

- Оперативный план штаба 60-й армии, на мой взгляд, отличается зрелостью. В ночь на 3 ноября Ватутин занял наблюдательный пункт на правом берегу Днепра, в двенадцати километрах севернее Киева, близ села Ново-Петровцы , в восьмистах метрах от противника. Черняховский разместился еще ближе к переднему краю немцев. Все приготовления закончились. Рано утром каждому воину вручили листовку с приказом Военного совета фронта. Во всех подразделениях, где было возможно, провели митинги, на которых зачитывалось обращение Военного совета фронта. Там, где нельзя было провести митинги, политработники и командиры па месте, в окопах, у боевых машин, в огневых расчетах разъясняли солдатам и сержантам содержание обращения Военного совета. Воины, полные решимости, клялись освободить Киев к 7 Ноября - дню празднования 26-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Большое значение имели выступления членов Военных советов фронта и 60-й армии - генералов Крайнюкова и Оленина. За несколько часов до наступления они по душам поговорили с солдатами и командирами во многих стрелковых ротах и артиллерийских батареях, поставленных на направление главного удара. 3 ноября, ровно в восемь часов, в холодном утреннем тумане грянула наша артиллерия, гром раскатился далеко по реке. Иван Данилович в эту минуту вспомнил давно прочитанное у Гоголя: "Когда же пойдут горами по небу синие тучи, черный лес шатается до корня, дубы трещат, и молния, изламываясь между туч, разом осветит целый мир - страшен тогда Днепр". Восемь часов сорок минут. Туман стал рассеиваться. Войска 60-й дружно атаковали врага, сокрушая все преграды, стремительно продвигаясь вперед. Успех наступления определился в первые же часы. Взламывая пресловутый "Восточный вал" , черняховцы овладели Катюжанкой, Буда Бабинской. Противник нанес контрудар по передовым соединениям 60-й силами 8-й танковой дивизии, пытаясь создать угрозу основной группировке фронта, наступающей на Киевском направлении. Развернулись ожесточенные бои. Соединения 60-й отбросили части 8-й немецкой танковой дивизии за реку Здвиж, совершили обходный маневр в направлении на запад и юго- запад. Этим они прикрыли от фланговых ударов противника главную группировку фронта - соединения 3-й гвардейской танковой и 38-й армий , наступающие на Киев. 6 ноября войска 1-го Украинского фронта штурмом овладели Киевом . В освобождении столицы Украины и в разгроме 4-й немецкой танковой армии, противодействовавшей наступавшим, важную роль сыграли соединения армии генерал-лейтенанта Черняховского , армии генерал-полковника Москаленко , танкисты генерал-лейтенанта Рыбалко и летчики генерал-лейтенанта Красовского .

60-я стремительно продвигалась на запад, ведя бои со вновь подходившими резервами врага. Перед фронтом ее соединений действовали восемь пехотных и одна танковая дивизия немцев. Бои становились все более жаркими. В ходе операции перед войсками 60-й появилась еще одна танковая дивизия противника. Черняховский, произведя соответствующую перегруппировку с рубежа западного берега реки Тетерев, 11 ноября нанес противостоящей группировке немцев стремительный удар и разбил ее.

Поражение немецких войск в битве за Днепр сказалось не только на стратегическом, но и на политическом положении блока фашистских государств. Осложнялась обстановка в Румынии, Венгрии, Финляндии, в правящих кругах этих стран усиливалась тенденция выхода из войны. Хотя Киевская наступательная операция и завершилась успешно, битва за столицу Украины продолжалась. Гитлеровское командование, стремясь поправить пошатнувшееся положение своих войск, в частности, на Киевском направлении, спешно перебросило туда новые соединения, и в первую очередь танковые дивизии: 25-ю - из Франции, 16-ю - из Италии и 1-ю - из Греции. Враг был еще в состоянии задержать на отдельных направлениях наступление наших войск, перейти в контрнаступление и нанести чувствительные удары. 18 ноября немцам удалось вновь захватить Житомир , 24 ноября - Брусилов .

Враг реально угрожал столице Украины, до Киева оставалось пятьдесят километров. В этой обстановке Ставка приказала приостановить продвижение на запад войск центра 1-го Украинского фронта, усилить 38-ю армию, не допустить прорыва противника к Киеву. Генерал армии Ватутин, исполняя директиву Ставки, приказал центру и левому крылу фронта с 13 ноября перейти к обороне. Правое крыло, на котором действовали 13-я и 60-я армии, продолжало наступать. 17 ноября войска Черняховского овладели городом Коростенем - большим железнодорожным узлом, имевшим важное значение в системе обороны врага. Противник, не сумев прорваться к Киеву с юга, искал слабые участки в нашей обороне на других направлениях. Искусно применяя маскировку и дезинформацию, враг пытался скрыть свои намерения. Ради этого он отказался даже проводить разведку. Наши партизаны передали сведения о переходе гитлеровцев на Киевском направлении к длительной обороне. И действительно, на этом участке противник укреплял своп позиции и не проводил ни рекогносцировок, ни других обычных мероприятий, предшествующих наступательным действиям. Враг, казалось, переходил к обороне.

Однако Черняховский, анализируя обстановку, считал, что гитлеровцы в ближайшие дни могут возобновить контрнаступление в полосе 60-й. В ночь с 5 на 6 декабря для контроля боеготовности дивизий командарм направил генералов и офицеров командования и штаба армии в боевые порядки войск. Иван Данилович, приехав в корпус Людникова , прежде всего направился в 322-ю стрелковую дивизию , которой командовал полковник Лащенко . Командарм со своим адъютантом прошли по ходу сообщения в траншею. К ним тут же с докладом подбежал командир батальона. Приняв рапорт, Черняховский спросил обступивших его солдат: - Как дела, герои Днепра? - Все в порядке, товарищ генерал. Прикидываем - скоро конец проклятой войне? - ответил за всех рядовой Марченко. - Не так уж скоро, но и не за горами тот день, когда с победой проводим вас домой, - сказал он. - Нас ждут большие бои. Для солдата путь домой только через Берлин. Разговор командарма прервал пронзительный звук летящего снаряда. К земле пригнулись все, кроме Черняховского. Снаряд пролетел. Солдаты смущенно переглянулись. - Если вы успели услышать свист снаряда или мины, можно уже не занимать укрытие: перелет, - сказал Черняховский солдатам и спросил их: - А если увидите вспышку выстрела, тогда как быть? - Тогда уж поздно спасаться, - ответил один из солдат. - Накроет. - Нет, еще можно успеть! - улыбнулся Иван Данилович. - Вспышку увидите - снаряд еще летит. Какие-то секунды еще имеешь в запасе. Так что успеешь земле-матушке поклониться. В дивизии полковника Лащенко чувствовался образцовый порядок. Было видно, что здесь любят своего командира, ревностно выполняют его приказы. Солдат на войне видит победу в строгом порядке и организованности, поэтому он с уважением относится к справедливому и требовательному командиру. Вечером Черняховский закончил проверку обороны 15-го стрелкового корпуса, дал указание увеличить глубину противотанковой обороны на наиболее опасных направлениях, сняв часть артиллерии с второстепенных участков. Черняховский уже выходил из землянки командира корпуса, когда зазвонил телефон: командарма просил генерал Оленин . - У генерала Лазько все обстоит благополучно, - сообщил Оленин. - Провел партийные собрания. Через десять минут выезжаю в штаб армии. - Выезжайте. Я тоже закончил работу у Людникова, встретимся на командном пункте. Иван Данилович уважал Оленина. Член Военного совета армии пользовался большим авторитетом. В 60-й его знали как заботливого и чуткого к солдатским нуждам, беспощадного к врагу и храброго на поле боя. Командарм, в свою очередь, постоянно помогал работникам политического отдела. Он держал их в курсе оперативных задач и боевой обстановки, старался укреплять их авторитет. Оленин высоко ценил принципиальность, неутомимую энергию, решительность и твердость характера своего командующего. Особенно пришлось ему по сердцу то, что Иван Данилович старался как можно меньше говорить "я" и больше говорил "мы". Взаимоотношения между командармом и членом Военного совета на протяжении всей их совместной службы были деловыми и товарищескими.

Ссылки:
1. АРМИЯ ЧЕРНЯХОВСКОГО НА КИЕВСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»