Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Странности Бартини

Я узнал его, как уже писал, 60 - летнего; каким он был в зрелости и молодости, мне рассказал отчасти он сам, очень скупо, некоторые документы, а главным образом его коллеги и друзья, в том числе старейший его друг, с 1920 года, - архитектор Б.М. Иофан . Родился Борис Михайлович в Одессе, учился и долго жил в Италии, и это его биографию, ее подробности, Бартини использовал в "легенде", когда эмигрировал в Россию. Недалеко от Рима Иофан построил виллу для барона Роберто ди Бартини, а на самом деле конспиративную квартиру для коммунистов.

Бартини никогда не ощущал голода, ел по часам, если не забывал взглянуть на часы. А если забывал, то не ел. На всякий случай на столе в большой комнате у него дома всегда стояла какая - нибудь еда. Однажды в КБ он упал в обморок, словно заснул, уронив голову на расчеты. Прибежал врач и определил, что Бартини обезвожен, - оказывается, он и жажды никогда не ощущал.

Некоторых общепризнанных правил, норм он тоже не ведал. В последнее наше с ним свидание и расставание, когда он одевался в прихожей, я сказал, что его пальто давно пора сдать в утиль. - Очень хорошее пальто. Греет. - Шапка? Ею пол натирать? - Хорошая шапка! Я тогда несколько преувеличивал, пальто и шапка у него не были совсем уж никудышными, но все же, хорошо это или плохо, а давным-давно сложились неписаные нормы, в чем прилично ходить человеку определенного общественного положения, а в чем неприлично. Странно было бы, например, директору явиться на работу в джинсовой паре. А Бартини все это было безразлично. Еще до войны однажды большой аэрофлотовский начальник, когда к нему приехал Бартини, вызвал секретаря: - Пожалуйста, оденьте главного конструктора! Сняли мерку, принесли со склада новенькую летную форму. Бартини переоделся, а то, в чем приехал, оставил на вешалке в приемной. Кое - кто считал, что страха он тоже не ведал - был совсем будто бы лишен этого во многих случаях спасительного чувства. В детстве, как рассказывал Роберт Людовигович, быть может, это действительно было так.

Потом - иначе. По - моему, он лишь умел подавлять страх, как и другие свои эмоции. Я уже говорил, что видывал его и обиженным, и обозленным. Видел и испуганным. А больше всего он боялся надвигающегося, близкого конца.. Но таким Бартини бывал только дома, на людях же держался безупречно спокойно - до такой степени, что мог и впрямь показаться бесчувственным, как и чересчур прямолинейным. Самые лучшие отношения, не говоря уж о плохих, требуют иногда маневра, а он этого не признавал, - может быть, не понимал или не хотел понимать. И бывало - ошибался. К счастью, не всегда. Тратил он, безусловно, нервы и в делах; только и в делах никогда не хитрил, уверенный, что надо лишь истину выявить - и все немедленно само собой станет на свои места. Так было при столкновении с руководством ЦКБ; в результате Бартини, уже главного конструктора, уволили тогда из авиапромышленности. От дальнейших неприятностей его избавили М.Н.Тухачевский и Я.Я.Анвельт, но ничьей административной помощи, то есть не по существу технического спора, он не искал, а просто встретил на улице Анвельта, случайно, и тот спросил, как работается уважаемому главному конструктору?

Стойкость - не верю, что бесчувственность, - вела Бартини и в истории с жалобой на будто бы неуправляемый самолет Сталь-7 , и в истории с тяжелым дальним сверхзвуковым самолетом.

Заключение на этот проект он получил такое: заявленные конструктором характеристики машины не подтвердились,- и, не имея в то время своего ОКБ, обратился за помощью, но опять же лишь за технической, в другое ведомство - к С.П.Королеву. Обратился, следуя одному из "четырех конструкторских принципов" - их определил однажды, расфилософствовавшись в перерыве между полетами, шеф - пилот довоенного бартиниевского ОКБ

Николай Петрович Шебанов :

- Для успеха нам нужно, во - первых, многое знать. Нелишне также знать пределы своих знаний, не быть чересчур самоуверенными. Юмор нам нужен, чтобы не засохнуть, как вот эта ножка стола. А еще нам нужна поддержка в трудную минуту!

В начале 30 - х годов С.П. Королев работал в моторной бригаде ОПО-3 - опытного отдела Наркомтяжпрома СССР - под руководством главного конструктора Бартини. Роберт Людовигович не считал себя учителем Королева (слишком коротким оказалось время их совместной деятельности, да и были у Королева прямые учителя: Циолковский, Цандер, Туполев), но что - то он, естественно, дал будущему конструктору ракетно - космических систем. И Сергей Павлович этого не забыл, как не забывал ничего хорошего. Исследования проекта были повторены в одной из лабораторий С.П.Королева и характеристики получены те, на которых настаивал Бартини.

Ссылки:
1. БАРТИНИ: ЗА ЗВУКОВОЙ БАРЬЕР

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»