Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Эмиграция доверяет Якушеву

Операция с самого начала планировалась как масштабная и долгосрочная, хотя временные ее рамки предсказать было, разумеется, невозможно. Явствовало одно - поспешность, в расчете на немедленный результат, недопустима. Первую достаточно серьезную, но несколько расплывчатую информацию о существовании в советской России контрреволюционной монархической организации передал на Запад завербованный Кияковским сотрудник эстонской миссии в Москве Роман Бирк (оперативный псевдоним "Груша" ), впоследствии наш выдающийся разведчик. Потом чекисты отправили в Ревель бывшего полковника Александра Флейшера .

Того самого Флейшера, который совсем недавно в Национальном центре ведал артиллерией заговорщиков. Завербованный контрразведчиками, Флейшер встретился с начальником спецслужбы Эстонии, которому сообщил от имени и по поручению МОЦР секретные сведения о состоянии Красной армии, а также характеристики на некоторых видных советских военачальников. Из Эстонии эти первые сведения о МОЦР благополучно достигли ушей тех лиц, которым и предназначались. Наконец подошло время пустить в ход тяжелую артиллерию Лубянки. Александр Александрович Якушев впервые выехал за границу в командировку от Наркомпути, на самом деле - с заданием ОГПУ. Поначалу достаточно скромным - осмотреться, изучить обстановку, завязать знакомства. Якушев ехал один, но прекрасно понимал, что на месте, в Берлине, его не оставят без внимания нелегалы Иностранного отдела (ИНО) ГПУ . И не только для контроля, но и для обеспечения в какой-то мере его безопасности. Всяко могло бы случиться с человеком из Москвы, если б там заподозрили, что он агент советской контрразведки. Артузов и его сотрудники обстоятельно проинструктировали Якушева, хотя, разумеется, все предусмотреть было невозможно. Но об одном Артузов все же предупредил Александра Александровича особо: - Вы должны при встречах проявить максимум такта, ибо иногда нельзя определить, какой ориентации придерживаются ваши собеседники.

Артузов имел в виду острейшие разногласия, которые раздирали монархистов по вопросу престолонаследия : монархисты разделились на два непримиримых лагеря - "николаевцев" и "кирилловцев". Первые полагали "местоблюстителем престола" великого князя Николая Николаевича, двоюродного дядю последнего царя. "Кирилловцы" поддерживали великого князя Кирилла Владимировича, двоюродного брата Николая II, объявившего себя наследником трона 20 .

Лицам, с которыми предстояло встретиться Якушеву, он должен был быть представлен в целях конспирации под фамилией Федоров . Сами знакомства с ними осуществлялись через посредничество Артамонова. Руководителя МОЦР встретили как настоящего героя, приехавшего в Берлин нелегально (это в определенной степени соответствовало истине, поскольку служебная командировка Александру Александровичу была выписана в другую европейскую страну). Первая встреча Федорова в Берлине состоялась с руководителями ВМС Марковым-вторым и старым князем Ширинским-Шихматовым для соблюдения конспирации не в штаб-квартире Совета, а в магазине ковров, мебели и антиквариата, причем глубокой ночью. Охранял конфидентов бывший полковник фон Баумгартен , который служил в названном магазине ночным сторожем. В ходе беседы Федоров держался не скромным просителем, почтительно внимающим бывшим сановникам, а человеком твердым, знающим себе и своей организации цену. Он не побоялся бросить своим собеседникам горький упрек в том, что они оторваны от российской действительности, не понимают советских условий.

- Вам здесь легко,- говорил Александр Александрович,- вы вне опасности. Открыто митингуете, издаете газеты и журналы, пользуетесь услугами правительства и штабов европейских держав. Вы бы хоть на минуту представили себя в нашей шкуре. ЧК зверствует. Мы смотрим смерти в глаза и все же действуем, боремся. Нам нужна ваша помощь. А что вы даете? Деньги? Увы, только советы и инструкции, к нашей действительности неприложимые. Извините, господа, вашими рекомендациями, даже самыми дельными, большевиков не свалишь. Якушев обратил внимание на то, что в беседе Николай Евгеньевич несколько раз повторил: "Вы наш?". Якушев недоумевал, уловив в этих словах какой-то скрытый смысл. - Кто-то еще претендует на нашу организацию? - спросил он. - Евразийцы, эти прыткие молокососы. - Чего же они хотят? - Вопрос был задан для уточнения. Якушеву и так было ясно, что молодые монархисты уже по причине своей молодости более энергичны, нежели деятели МНС , в котором верховодили если не престарелые, то весьма пожилые люди, а потому и более опасные.

- Видите ли, господин Федоров,- начал объяснять Марков-второй ,- это новое течение в нашем движении. Молодые люди уверяют, что мы присутствуем при гибели европейской культуры и что центр цивилизации должен переместиться к Уралу, между Европой и Азией, то есть в Евразию. Они даже Советы хотят сохранить, но без большевиков.

- Ну, Советы без большевиков - идея не новая, однако совершенно нереальная. Нет уж, господа, монархию с Советами не восстановишь. Нонсенс!

В Берлине Якушев постоянно контактировал с Артамоновым , ставшим для Якушева ценным источником информации. Благодаря ему Александр Александрович и, следовательно, Артузов в Москве получили точные представления о различных течениях в среде белой эмиграции (в частности, о тех же евразийцах, со многими из которых Артамонов приятельствовал), о взаимоотношениях между ее видными представителями, их деловых и личностных характеристиках, что всегда важно для любой разведки. Наконец, Артамонову Якушев был обязан чрезвычайно важным, как выяснилось позднее, знакомством: с генерал-майором Алексеем Александровичем фон Лампе , который де-факто представлял в Германии самого Врангеля - последнего главнокомандующего Вооруженными силами Юга России ( ВСЮР ). Именно фон Лампе устроил Федорову настоящий экзамен - организовал конфиденциальную встречу с генерал-лейтенантом Евгением Константиновичем Климовичем , видным деятелем старой России Василием Витальевичем Шульгиным и бывшим сенатором, близким к Врангелю человеком, Николаем Николаевичем Чебышевым . Последний оставил описание Федорова: "На диване сидел приличный господин, лет так под пятьдесят. Держался спокойно, говорил без всяких жестикуляций, скорее равнодушно. Лицо было обрамлено небольшой темной, аккуратно подстриженной бородкой. Говорил он ни тихо ни громко, гладко, самоуверенно, немного свысока". Якушеву было чего, вернее, кого опасаться на этой встрече. Генерал Климович до революции не один год был директором департамента полиции , а в настоящее время занимал пост начальника Особого отдела штаба Врангеля, иначе говоря, возглавлял его контрразведку . Это был профессионал сыска и спецслужб весьма высокого класса. Малейшую неточность, не говоря уже об ошибке в поведении Федорова, неосторожно оброненное лишнее слово старый полицейский волк уж не упустил бы. Да и Шульгин был не только политическим деятелем и литератором. Еще в 1918 году он создал разведывательную организацию "Азбука" (ее члены носили псевдонимы по названиям букв русского алфавита, сам Шульгин числился в ней как "Веди"), которая снабжала агентурной информацией командование Добровольческой армии , а затем и ВСЮР . Как ни странно, не Климович и не Шульгин, а сугубо штатский Чебышев , правда, когда-то работавший в Киеве прокурором, не поверил Федорову, о чем после расставания с гостем из Москвы и сказал другим участникам встречи.

Ссылки:
1. "ТРЕСТ" ПРИНОСИТ "ДИВИДЕНДЫ"

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»