Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Армия генерала Андерса


См. в Википедии Армия Андерса

Материал из Википедии 

Армия Андерса — польское воинское формирование, часть вооружённых сил суверенной Польской Республики, созданное советским правительством и генералом Владиславом Андерсом в 1941—1942 годах на территории СССР по соглашению с польским правительством в изгнании из польских граждан, находившихся на территории СССР (в том числе, беженцев, интернированных военнослужащих польской армии и амнистированных заключённых).
В июле 1943 года части армии Андерса были переформированы во 2-й Польский корпус в составе британской армии.
  Предыстория
Первая попытка создать польские вооружённые формирования в СССР была предпринята осенью 1940 года. 2 ноября 1940 года Л.П. Берия предложил сформировать из находившихся в СССР польских военнопленных дивизию, которая была бы использована в войне против Германии и стать основой подконтрольных СССР польских вооруженных сил.
Наркоматом внутренних дел были отобраны 24 бывших польских офицера (три генерала, один полковник, 8 подполковников, 6 майоров и капитанов, 6 поручиков и подпоручиков), которые стремились участвовать в освобождении Польши. Часть этих офицеров (группа Зигмунта Берлинга, генерал Мариан Янушайтис) считали себя свободными от каких-либо обязательств в отношении правительства Владислава Сикорского, другие (генералы Мечислав Борута-Спехович и Вацлав Пшездецкий) заявили, что смогут участвовать в войне на стороне СССР против Германии лишь по указанию «лондонского» правительства Польши в изгнании.
4 июня 1941 года было принято решение СНК СССР и Политбюро ЦК ВКП(б) о создании к 1 июля 1941 года 238-й стрелковой дивизии Красной Армии из поляков и лиц, знающих польский язык. Формирование дивизии поручили группе Берлинга, но до нападения Германии на СССР сформировать польскую дивизию не успели.
Начало войны создало новую ситуацию и побудило советское руководство пойти на сотрудничество с правительством В. Сикорского.
  Договоренность о формировании польской армии в СССР

30 июля 1941 года в Лондоне посол СССР в Великобритании И. М. Майский и польский премьер В. Сикорский подписали соглашение о восстановлении дипломатических отношений и взаимопомощи в борьбе с Германией, которое предусматривало создание польских воинских частей на территории СССР[1].
Вместе с соглашением, был принят протокол: «Советское правительство предоставляет амнистию всем польским гражданам, содержащимся ныне в заключении на советской территории в качестве или военнопленных, или на других достаточных основаниях, со времени восстановления дипломатических сношений».
Вскоре заместитель наркома внутренних дел комиссар госбезопасности 3-го ранга В. В. Чернышёв, курировавший ГУЛАГ и Управление по делам о военнопленных и интернированных, представил руководству страны «Справку о количестве расселённых спецпереселенцев-осадников, беженцев и семей репрессированных (высланных из западных областей УССР и БССР) по состоянию на 1 августа 1941 года». В справке были приведены следующие данные о количестве спецпереселенцев:
  Бывших военнопленных 26 160 человек
  Осадников и лесников 132 463 человек
  Осуждённых и следственных 46 597 человек
  Беженцев и семей репрессированных 176 000 человек
  Итого 381 220 человек
12 августа 1941 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ об амнистии для польских граждан на территории СССР. В этот же день СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О порядке освобождения и направления польских граждан, амнистируемых согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР».
14 августа 1941 года было подписано военное соглашение, которое предусматривало создание в кратчайший срок на территории СССР польской армии для борьбы против гитлеровской Германии совместно с войсками СССР и иных союзных держав. В соответствии с соглашением, общая численность польских воинских частей в СССР была определена в 30 тыс. военнослужащих. Для подготовки польской армии СССР предоставил польской стороне беспроцентный займ в размере 65 млн. рублей (впоследствии увеличенный до 300 млн рублей)[1]. Кроме того, СССР предоставил польской стороне беспроцентный займ в размере 100 млн рублей для оказания помощи польским беженцам на территории СССР, а также выделил дополнительные 15 млн рублей в качестве безвозвратного пособия офицерскому составу формируемой польской армии[2].
Кроме того, правительство СССР разрешило открыть на территории страны 20 представительств посольства Польши (со штатами 421 должностных лиц), дало согласие на издание и распространение ими газеты «Polska» («Польша») и ведение общественно-политической деятельности[2].
Для вооружения польских частей правительство СССР бесплатно предоставило оружие[3].
Армия рассматривалась как «часть вооружённых сил суверенной Польской Республики», которой будут присягать на верность её военнослужащие. По окончании войны армия должна была вернуться в Польшу. Предполагалось двинуть польские части на фронт только по достижении ими полной боевой готовности.
    6 августа командующим польской армией был назначен генерал Владислав Андерс.

  Формирование «армии Андерса»

16 августа 1941 года в беседе с уполномоченным Генерального штаба Красной Армии по формированию польской армии на территории СССР генерал-майором А. П. Панфиловым В. Андерс и глава польской военной миссии в СССР З. Шишко-Богуш предложили порядок формирования польской армии:
комплектование личным составом должно было проходить за счёт добровольцев и по призыву;
в первую очередь должны были быть сформированы две пехотные дивизии лёгкого типа по 7-8 тысяч человек каждая и резервная часть; сроки их формирования должны были быть сжатыми с тем, чтобы обеспечить их ввод в зону боевых действий в возможно короткие сроки. Календарные сроки окончания формирования этих соединений должны были зависеть от степени поступления вооружения, обмундирования и других запасов материального снабжения. Польские генералы сообщили, что обмундирование и снаряжение они рассчитывают получить от Англии и США, стрелковое вооружение и боеприпасы — от СССР.
Была достигнута договорённость относительно создания в Грязовецком, Суздальском, Южском и Старобельском лагерях НКВД для военнопленных призывных комиссий, в которые войдут представители польского командования, Красной Армии, НКВД СССР и медврач.
Как сообщал Панфилов начальнику Генштаба, представителям Красной Армии и НКВД «в целях укрепления нашего влияния на польские формирования» предоставлялось право отвода лиц, поступающих в польскую армию.
19 августа на втором заседании смешанной советско-польской комиссии по формированию польской армии В. Андерсу и З. Шишко-Богушу было сообщено, что командование Красной Армии удовлетворяет их просьбу о формировании на территории СССР двух стрелковых дивизий и одного запасного полка, срок их готовности был определён к 1 октября 1941 г.[4] Численность дивизий определялась в 10 000 человек каждая, запасной полк — 5 000. Майор госбезопасности Г. С. Жуков передал В. Андерсу список офицерского состава на 1 658 человек, находящихся в СССР. На этом же заседании было решено дислоцировать соединения в военных лагерях в районе сел Тоцкое (Чкаловская область) и Татищево (Саратовская область), штаб — в Бузулуке (Чкаловская обл.).
Однако НКВД не спешил реализовывать указ и постановление СНК и ЦК ВКБ(б) от 12 августа 1941 г. об амнистии. В лагеря военнопленных была направлена директива Берии № 00429, предписывающая строго поддерживать режим, а военнопленным и интернированным - продолжать соблюдать его. Особые отделения лагерей продолжали усиленно вербовать агентуру.
23 августа 1941 года призывные советско-польские комиссии прибыли в лагеря военнопленных, и после завершения их работы 2-6 сентября подавляющее большинство поляков было направлено на формирование польской армии в Бузулук, Татищево и Тоцк. К 12 сентября туда прибыли 24 828 бывших военнопленных.
   1 октября Берия сообщил, что из 391 575 польских граждан, находившихся в местах заключения и в ссылке, к 27 сентября освобождены из тюрем и лагерей ГУЛАГа 50 295 человек, из лагерей военнопленных — 26 297 и, кроме того, 265 248 спецпоселенцев. На формирование Армии Андерса к этому времени были направлены 25 115 бывших военнопленных. Туда же прибыли и 16 647 освобождённых из тюрем, лагерей и спецпоселений; ещё 10 000 человек находились в пути. К этому времени были сформированы две польские дивизии и запасной полк, укомплектованные бывшими военнопленными (23 851 человек) и, частично, отобранными поляками из числа бывших заключённых и спецпоселенцев (3 149 человек).
После пребывания в тюрьмах, лагерях, на спецпоселении люди попали в армию крайне истощёнными. Условия жизни в формирующихся 5-й и 6-й дивизиях и резервном полку были бедственными. Из-за отсутствия леса задерживалось строительство отапливаемых землянок, большинство людей разместили в палатках. Ввиду стихийного прибытия к месту формирования все желающих вступить в армию, а также гражданских лиц (в том числе, женщин и детей), для которых не предусматривалось снабжение продовольствием и которые не имели никаких средств к существованию, пайки, выделявшиеся для польской армии, делились и на этих людей.
Формирование армии проходило в сложных условиях: не хватало обмундирования, посуды и хлебопекарен, стройматериалов, транспортных средств.
Начиная с 12 сентября 1941 года Андерс неоднократно обращался к властям, добиваясь улучшения снабжения и условий для формирующихся дивизий, просил начать формирование нескольких новых дивизий в Узбекистане. Советское руководство соглашалось довести численность армии лишь до 30 000 человек, указывая, что препятствием к формированию новых дивизий служит отсутствие для них вооружения и продовольствия. В связи с этим правительство В. Сикорского поставило вопрос о переводе части польских военнослужащих в Иран.
В октябре 1941 года бывший премьер-министр Польши, сотрудник польского посольства в Москве Леон Козловский, зачисленный в армию Андерса по личному распоряжению генерала Андерса, получил от него командировочное удостоверение и выехал в Москву, после чего вместе с двумя офицерами-сопровождающими перешёл линию фронта, вошёл в контакт с немцами и прибыл в Варшаву. Встречи Козловского с немцами стали известны советскому руководству, Андерс объявил Козловского предателем, однако инцидент вызвал ухудшение в отношении советской стороны к армии Андерса.
6 ноября Панфилов информировал Андерса о том, что общая численность его армии на 1941 год определена в 30 000 человек, и предложил ему «имеющийся в районе излишек людского состава <…> направить в соответствующие, по желанию направляемых, районы для проживания».
В конце ноября премьер-министр В. Сикорский прибыл в СССР, и 3 декабря 1941 года состоялась его беседа со Сталиным, посвящённая двум вопросам — польской армии на территории СССР и положению польского населения.
4 декабря 1941 года была подписана Декларация правительства Советского Союза и правительства Польской Республики о дружбе и взаимной помощи, в соответствии с которой правительство В. Сикорского вновь подтвердило обязательство "вести войну с немецкими разбойниками рука об руку с советскими войсками"[5]. Также, была достигнута договоренность о увеличении общей численности польской армии в СССР с 30 тыс. до 96 тыс. чел.[6].
В результате переговоров была достигнута договорённость о создании семи польских дивизий в СССР и о возможности вывода в Иран поляков, не задействованных в этих соединениях. Местом формирования новых частей была определена Средняя Азия.
В декабре 1941 года офицерский состав армии Андерса был обмундирован в английскую униформу, солдаты были обмундированы в униформу английского образца, американские шинели и красноармейскую зимнюю униформу (стеганые брюки, телогрейки и ушанки)[7].
25 декабря 1941 года Государственный комитет обороны СССР принял постановление «О польской армии на территории СССР», определявшее её численность (96 тысяч человек), количество дивизий и дислокацию (штаб и его учреждения в Янги-Юль Узбекской ССР, дивизии в Киргизской, Узбекской и Казахской ССР). Фактически, штаб армии Андерса находился в посёлке Вревский Янгиюльского района Ташкентской области Узбекской ССР.
С начала 1942 года на первый план выдвигается вопрос о сроках отправки польских дивизий на фронт. В феврале 1942 года правительство СССР обратилось к польской стороне с просьбой о отправке на фронт 5-й пехотной дивизии, обучение которой к этому времени было завершено. В. Андерс отверг возможность ввода в бой одной отдельной дивизии, принятое им решение решение поддержал В. Сикорский[8].
Во время поездки в места дислокации польской армии Сикорский сказал, что польская армия будет готова к бою против вермахта к 15 июня 1942 года.
Постановление ГКО о передислокации 5-й и 6-й дивизий в Среднюю Азию и формировании дополнительных четырёх дивизий выполнялось медленно.
По-прежнему имели место трудности в обеспечении обмундированием, продовольствием, поставками оружия, транспортных средств, горючего, палаток для жилья, выделением помещений под штабные организации и т. д.
распределением продовольствия, вещевого и иного имущества, предоставленного для армии Андерса, занимались ответственные лица, назначенные командованием армии Андерса; при этом, имели место случаи хищения продовольствия, одежды и иных грузов, направленных для армии Андерса, лицами, ответственными за распределение этих грузов среди личного состава польских частей[9]
По состоянию на 1 марта 1942 года в польской армии в СССР числилось 60 000 человек, включая 3090 офицеров и 16 202 унтер-офицеров. Берия констатировал антисоветские настроения в армии, в том числе и среди рядовых, нежелание идти в бой под советским руководством.
   

Вывод армии Андерса в Иран

Угроза английским колониальным интересам на Ближнем Востоке со стороны держав «оси», затруднения в доставке туда новых контингентов английских войск натолкнули Черчилля на мысль использовать польские войска для охраны нефтяных районов и иных объектов.
23 августа 1941 года Черчилль в беседе с Сикорским выражал заинтересованность в том, чтобы польские дивизии были расположены в местах, где в случае необходимости был возможен контакт с английскими войсками (например, на Кавказе). Сикорский обещал дать Андерсу соответствующие предписания[5].
28 августа 1941 года В. Сикорский направил послу в Москве С. Коту инструкцию, в которой говорилось о необходимости подготовить план вывода будущей польской армии из СССР в районы Ближнего Востока либо в Индию или Афганистан. В инструкции от 1 сентября 1941 года генералу В. Андерсу Сикорский прямо указал на нежелательность использования польских войск на советско-германском фронте[5].
Прибывший 4 сентября 1941 года в СССР посол С. Кот привез инструкции, в которых содержалось требование сделать все, чтобы оградить их от «советской пропаганды», а само формирование вести таким образом, чтобы используя любой предлог (например, какие-либо трудности), эвакуировать армию в районы, контролируемые Англией. В осуществлении планов эвакуации решающая роль отводилась дипломатии западных союзников. Андерс с удовлетворением встретил эти инструкции, ибо они полностью соответствовали его желаниям.
В сентябре 1941 года Сикорский направил командованию польской армии в СССР указание добиться перевода польских войск на юг. В то же время, видя благожелательное отношение советской стороны к польским частям, у Андерса и Кота возникла идея увеличить запланированную численность армии. В сентябре польский премьер запросил у Черчилля для новых дивизий оружие, отсутствие которого являлась, по его мнению, единственным препятствием к созданию 100-тысячной польской армии. Но на конференции в Москве Великобритания и США отказали в специальных поставках для польской армии.
В начале октября 1941 года В. Андерс обратился к правительству CCCР с просьбой сформировать новые дивизии, в том числе две в Узбекистане, куда хлынуло польское население.
14 и 22 октября 1941 года С. Кот в беседах с руководителями НКИД СССР выразил желание польской стороны создать новые дивизии и поставил вопрос о визите Сикорского в СССР. На последнее предложение был получен сразу благоприятный ответ, относительно новых польских дивизий советская сторона заявила, что единственным препятствием является отсутствие достаточного количества вооружения. Посла информировали также о недостатке оружия у советских войск, сражающихся на фронте, и о больших продовольственных затруднениях в СССР. Кот же сообщил в Лондон и послам США и Великобритании в СССР, что Советский Союз не хочет, чтобы на его территории была создана более крупная польская армия, то есть предлог для перевода армии был изобретен.
10 ноября 1941 года правительству СССР была вручена памятная записка правительства США, где прямо говорилось о желательности вывода польской армии из СССР в Иран[5].
В марте 1942 года правительство СССР сообщило, что в связи с осложнением положения с продовольствием в СССР, количество продовольственных пайков для польских воинских частей в СССР, не принимающих участия в боевых действиях, будет уменьшено до 44 тысяч[10].
В это время численность армии Андерса составляла 73 тысячи военнослужащих и 30 тысяч гражданских лиц, состоящих при армии (в основном, члены семей военнослужащих).
В беседе Сталина с Андерсом 18 марта 1942 года, было достигнуто компромиссное решение: сохранить в марте прежнее число пайков, сократив его до 44 тысяч в апреле; польские войска сверх 44 тысяч человек перебросить в Иран. Сталин при этом заметил: «Если поляки не хотят здесь воевать, то пусть прямо и скажут: да или нет… Я знаю, где войско формируется, так там оно и останется… Обойдемся без вас. Можем всех отдать. Сами справимся. Отвоюем Польшу и тогда вам её отдадим. Но что на это люди скажут…»
В конце марта 1942 года был проведен первый этап эвакуации в Иран армии Андерса - СССР покинули 31 488 военнослужащих польской армии и 12 400 гражданских лиц[10].
В начале апреля 1942 года, после завершения эвакуации, польское правительство стало настаивать на продолжении призыва в польские части, сохранении эвакуационных баз, улучшении снабжения и т. д. При этом, польское военное и политическое руководство по-прежнему отказывалось отправить воинские части на советско-германский фронт. Позиция польского руководства привела к осложнению отношений между СССР и Польшей, и предложения польской стороны о дальнейшем увеличении помощи армии Андерса были отклонены[10]. В июне 1942 года В. Андерс поставил перед В. Сикорским вопрос об эвакуации всей польской армии с территории СССР.
Андерс, встретив понимание и поддержку со стороны Черчилля, добился согласия правительства Сикорского на вывод армии в Иран.
Правительство СССР оценило отказ польского правительства направить сформированные в СССР воинские части армии Андерса на советско-германский фронт и эвакуацию армии Андерса в Иран в условиях сложной обстановки на фронте как отказ польской стороны от исполнения заключенных с СССР межгосударственных соглашений. При этом, правительство СССР не стало противодействовать выводу польской армии с территории СССР[10].
31 июля Андерс, получив утверждённый Сталиным план эвакуации польской армии из СССР на территорию Ирана, выразил советскому лидеру признательность и высказал уверенность в том, что «стратегический центр тяжести войны передвигается в настоящее время на Ближний и Средний Восток», а также просил Сталина возобновить призыв польских граждан и отправку их в его армию в качестве пополнения.
Из поляков и польских граждан, оставшихся в СССР после ухода в Иран армии Андерса, в мае 1943 года по инициативе Союза польских патриотов была сформирована Первая польская пехотная дивизия имени Тадеуша Костюшко (а впоследствии — и иные польские воинские части).
   
Части Андерса на Ближнем Востоке

12 августа 1942 года армия Андерса получила новое наименование «Польской армии на Востоке».
1 сентября 1942 года эвакуация армии Андерса была закончена. В общей сложности, в ходе двух эвакуаций из СССР выехало 75 491 военнослужащий и 37 756 гражданских лиц[10].
В Пехлеви прибыло 69 917 человек, из них военных 41 103. Национальный состав армии Андерса был неоднороден: кроме поляков там были евреи, большое количество украинцев и белорусов (до 30 %).
В этот период армия Андерса состояла из: 3-й, 5-й, 6-й и 7-й пехотных дивизий, танковой бригады и 12-го уланского полка. В Палестине в состав армии Андерса вошла 3-я дивизия карпатских стрелков, сформированная из польских солдат, сумевших после разгрома Польши бежать в Ливан, и несколько более мелких польских частей, бывших в составе английской армии.
22 июля 1943 года армия Андерса была преобразована во 2-й Польский корпус в составе британской армии. Корпус насчитывал 48 тыс. военнослужащих и имел на вооружении 248 артиллерийских орудий, 288 единиц противотанкового оружия, 234 единицы зенитного оружия, 264 танка, 1241 БТР, 440 броневиков и 12 064 автомобиля. Английское командование, однако, долго не желало включить в состав корпуса польские воздушные части.
   В состав корпуса вошли следующие части и соединения:
   3-я Карпатская пехотная дивизия (командующий генерал-майор Бронислав Дуч) - 1,я, 2-я, 3-я Карпатские стрелковые бригады и    12-й Подольский уланский полк;
   5-я Кресовая пехотная дивизия «Зубры» (командир — бригадный генерал Никодем Сулик) - 4-я Волынская, 5-я Виленская,          6-я Львовская и с 1945 — 7-я Волынская бригады и 15-й Познанский Уланский полк;
   2-я Польская бронетанковая бригада (с 1945 года - польская 2-я Варшавская бронетанковая дивизия, командир — бригадный генерал Бронислав Раковский), состояла из 4-го, 6-го, 14-го Великопольского (с 1945) бронетанковых полков и 1-го Кречовского уланского полка.
    2-й артиллерийский корпус (командир - бригадный генерал Роман Одзерзынский): 9-й полк средней артиллерии, 10-й полк тяжелой артиллерии, 7-й полк полевой артиллерии, 7-й противотанковый полк, 7-й легкий противовоздушный полк, 8-й тяжелый противовоздушный полк.
части корпусного подчинения: 1-я Особая польская десантно-диверсионная рота; Особый Карпатский Уланский полк; медицинские, интендантские и др. части.
    В 1945 году численность корпуса выросла до 75 тысяч (в том числе, за счет пополнений освобожденными из немецких лагерей поляками).
   
2-й Польский корпус в Италии

В январе 1944 года корпус отправлен на итальянский фронт в составе 8-й британской армии. С января по май 1944 года силы союзников трижды безуспешно пытались прорвать в районе Монте-Кассино немецкую оборонительную линию Густава, прикрывавшую Рим с юга.
11 мая начался четвёртый общий штурм, в котором принял участие 2-й Польский корпус. К 18 мая после недельных ожесточённых боев линия Густава была прорвана на участке от монастыря Монте-Кассино до побережья. Превращённый в крепость монастырь был оставлен германскими частями, и польский отряд водрузил над его развалинами национальное бело-красное знамя. Под Монте-Кассино корпус потерял 924 человека убитыми, 4199 ранеными (всего за войну 3 тыс. убитых, 14 тыс. раненых). Таким образом, был открыт путь на Рим, взятый 4 июня.
После этого польский корпус в течение года почти непрерывно сражался в Италии, вновь отличился в сражении за Анкону и закончил свой боевой путь в апреле 1945-го участием во взятии Болоньи.
   После окончания войны

До 1946 г. 2-й Польский корпус оставался в Италии в качестве составной части оккупационных сил западных союзников, затем был переправлен в Великобританию и там распущен.
Большинство военнослужащих корпуса (в том числе, командующий) остались в эмиграции.
Часть военнослужащих возвратилась в Польскую Народную республику.
Также, в 1946—1949 годы некоторые бывшие военнослужащие армии Андерса (в основном, украинцы и белорусы - уроженцы Западной Белоруссии, Западной Украины и Литвы) вернулись в СССР. В 1951 г. более 4,5 тыс. «андерсовцев» и членов их семей были отправлены на спецпоселение в Иркутскую область, где они находились до августа 1958 г. В 1971 году Верховный суд БССР признал необоснованность депортации бывших «андерсовцев».[11][12]
   
Память, отражение в литературе и искусстве

Польский Крест Монте-Кассино — награда участников битвы
Для поляков штурм Монте-Кассино стал одним из символов героизма.
так, штурму посвящена польская песня «Красные маки на Монте-Кассино» (музыка Альфреда Шютца, слова Феликса Конарского), первые куплеты которой были сочинены ещё во время штурма.
В целом, армия Андерса и связанные с ней события нашли отражение в польском монументальном и изобразительном искусстве, поэзии, кинофильмах, литературно-художественных и публицистических произведениях (особенно в период после 1990 года).
В русской неподцензурной поэзии тема армии Андерса нашла отражение в «Песенке» Иосифа Бродского, написанной под влиянием «Красных маков на Монте-Кассино», стихотворении Натальи Горбаневской «Как андерсовской армии солдат…» и др.

Примечания

^ 1 2 История Второй Мировой войны 1939—1945 (в 12 томах) / редколл., гл. ред. А. А. Гречко. — Т. 4. — М.: Воениздат, 1975. — С. 172.
^ 1 2 Польское рабочее движение в годы войны и гитлеровской оккупации (сентябрь 1939 — январь 1945) / М. Малиновский, Е. Павлович, В. Потеранский, А. Пшегонский, М. Вилюш. — М.: Политиздат, 1968. — С. 111.
^ Збигнев Залуский. Пропуск в историю. — М.: «Прогресс», 1967. — С. 200.
^ Польское рабочее движение в годы войны и гитлеровской оккупации (сентябрь 1939 — январь 1945) / М. Малиновский, Е. Павлович, В. Потеранский, А. Пшегонский, М. Вилюш. М., Политиздат, 1968. стр.112
^ 1 2 3 4 канд.ист.н. В.И. Прибылов. Почему ушла армия Андерса // "Военно-исторический журнал", № 3, 1990
^ История Второй Мировой войны 1939-1945 (в 12 томах) / редколл., гл. ред. А.А. Гречко. том 4. М., Воениздат, 1975. стр.177
^ Янина Броневская. Записки военного корреспондента. М., изд-во иностранной литературы, 1956. стр.18-19
^ Польское рабочее движение в годы войны и гитлеровской оккупации (сентябрь 1939 — январь 1945) / М. Малиновский, Е. Павлович, В. Потеранский, А. Пшегонский, М. Вилюш. М., Политиздат, 1968. стр.154
^ Янина Броневская. Записки военного корреспондента. М., изд-во иностранной литературы, 1956. стр.20, 54
^ 1 2 3 4 5 Польское рабочее движение в годы войны и гитлеровской оккупации (сентябрь 1939 — январь 1945) / М. Малиновский, Е. Павлович, В. Потеранский, А. Пшегонский, М. Вилюш. М., Политиздат, 1968. стр.155-156
^ "На спецпоселение в Иркутскую область в 1951 г. поступило более 4,5 тыс. «андерсовцев» (включая членов их семей). Этот контингент находился на спецпоселении до августа 1958 г."
В. Земсков. Репатриация перемещёных советских граждан // "Скепсис" от 26 мая 2007
^ "в ночь с 31 марта на 1 апреля 1951 года органы МГБ БССР начали массовую акцию по аресту и депортации семей бывших военнослужащих польских вооружённых сил на Западе в Иркутскую область на спецпоселения... Всего (вместе с членами семей) количество «андерсовцев», высланных из БССР в Иркутскую область, составило 4520 чел... подавляющее большинство из них — бывшие военнослужащие соединений и формирований 2-го Польского корпуса. Остальные воинские формирования представлены более скромно: 1-я танковая дивизия — 29 чел., Военно-воздушные силы — 2 чел., Военно-морской флот — 1 чел., Отдельный батальон коммандос - 1 чел."
Юрий Грибовский (Минск), Судьба бывших военнослужащих армии Андерса — репатриантов в Беларусь // "Беларусь у XX стагоддзi", вып.2, 2003

Ссылки:
1. В.С. Аллилуев о репрессиях
2. Андерс Владислав
3. Сикорский Владислав (20.5.1881 - 4.7.1943 гг.)
4. Парнас Яков Оскарович (1884-1949)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»